Пятница, 22.11.2019
Мой сайт
Меню сайта
Категории раздела
Новости [431]
Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 4
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2010 » Июнь » 1 » Москва vs Питер: мифы и правда
20:37
Москва vs Питер: мифы и правда
А вы когда-нибудь гуляли от главного входа в Парк Культуры до его выхода на Ленинский проспект?

В природе все держится на противостоянии — севера с югом, популярного с классическим. Соперничество двух столиц — скорее шутливое, на уровне шпилек. Журналисты из московского Time Out вместе с коллегами из Time Out Петербург решили развенчать мифы об том соперничестве.

Мифы: петербуржцы о Москве

В Москве очень дорогой кофе и нет хороших кофеен
Да, это правда. Кофе в Москве дорогой, но в Москве все дорого. Разбирающиеся в кофе люди никогда не сядут в «Шоколаднице» или «Кофе-хаусе», но «Кофеин» и особенно «Кофемания» — очень приличные кофейни. Если вы хотите выпить по-настоящему хороший кофе, идите в Nespresso на Петровке или в Red.Espresso Bar на Мясницкой. А если хотите дешевый, в McDonald’s большой черный стоит 48 рублей. Мы знаем людей, которые утверждают, что он ничем не хуже «Старбакса», который стоит в 5 раз дороже.

В московских клубах собираются одни гламурные дивы в поисках «спутников»
Да, возможно, если только вы не знаете никаких клубов, кроме «Рая». Зайдите,например, в «Кризис жанра» в выходной вечер — там будет много богемных любительниц брит-попа и техно. «Гламурные дивы» обычно едут из провинции сразу в Барвиху, надолго в Москве не задерживаясь.

В московских ресторанах нельзя пообедать меньше, чем за пять тысяч рублей
В Москве есть места, где можно пообедать на пять тысяч рублей вдесятером. Берем журналы Time Out Москва за последний месяц, смотрим новые места. Кафе «54» на Пятницкой — бизнес-ланч 254 рубля. Итальянский ресторан Gamberi на Б.Грузинской — средний счет 1500 р., новый Torro Grill на Лесной — 1200 р. В Москве из-за кризиса вообще снизился средний счет, и рестораторы поменяли дорогие блюда на более дешевые. Если уж вам очень хочется потратить именно пять тысяч, идите в Jeroboam в «Ритц-Карлтоне» на Тверской (только бизнес-ланч стоит больше 3000) или в «Варвары» на Страстном — там один сет стоит даже дороже, 6700 рублей на одного. В остальные места можно идти смело с суммой в три-четыре раза меньше.

Все москвичи — хамы и не знают собственного города
Если, гуляя по родному району, вам приходится 10 раз отвечать на вопрос: «Как проехать к площади трех вокзалов?», поневоле рассвирепеешь. Особенно когда десятый подошедший не понимает «Направо, потом налево» с первого раза. Если вы встретили на улице москвича, знайте, что он идет по очень важному делу. Постарайтесь быть вежливым и кратким, и если только вы не пытаетесь узнать, «где здесь метро», стоя у входа на станцию, ответ получите. Подсказка — приставайте с расспросами к гуляющим женщинам за 60, обычно они все знают, кроме того, у них полно времени, они даже бывают рады поболтать.

В Москве негде гулять — нет больших парков, где можно провести целый день
Только человек, который с вокзала прямиком едет на Тверскую или Красную площадь, может сказать, что в Москве негде гулять. А безразмерные Сокольники? А Измайлово? Воробьевы горы, Кусково, Царицыно, Лефортовский, Филевский, Екатерининский и Битцевский парки, Аптекарский огород, Эрмитаж, Кузьминки? А вы когда-нибудь гуляли от главного входа в Парк Культуры до его выхода на Ленинский проспект? В Ботаническом саду можно вообще поселиться и жить!

Во всех московских музеях выставляется только Церетели
Церетели давно выставляется только на улицах, причем по всему миру. Основная выставка биеннале, прошедшая этой осенью в «Гараже», пропускала по пять тысяч человек в день, и Церетели там не выставлялся. Как и на постоянно меняющихся выставках галерей Винзавода и Красного Октября. А в московских музеях вроде Третьяковки и Пушкинского представлено искусство, созданное задолго до рождения Зураба Константиновича.

Билеты в театр стоят от 8000 рублей на галерку и на популярные спектакли их достать невозможно
На хорошие популярные спектакли бывают билеты и подороже, правда, не на галерку. Если озаботиться покупкой билетов заранее, можно попасть в любой театр в пределах двух тысяч. Если вам непременно нужно потратить большую сумму, то 8 тысяч не предел — на концерт в Барвихе можно попасть и за 25 тысяч рублей. Но это надо очень захотеть и очень постараться.

В Москве не осталось старого города, говорят, даже в Кремле уже давно евроремонт
По большей части это правда, к сожалению. Даже если, гуляя по улице, можно еще наткнуться на деревянный домик, «старая» Москва исчезает. Хотя зданий, доживших до наших дней со времен Петра Первого, не меньше, чем в Петербурге. Откроем секрет. Если вы подниметесь на веранду бара Loft в торговом центре «Наутилус», вы увидите панораму (Лубянская площадь, Политехнический музей и дальше), практически нетронутую с 40-х годов прошлого века. И хотя таких мест в Москве осталось мало, если погулять по старым переулкам, можно все же «выпасть из времени». Прогуляйтесь по маршруту от Солянки переулками до Покровки и дальше, по Чистым прудам, по улочкам в районе Сретенки и Цветного бульвара. В некоторых местах хоть снимай «Стиляг-2».

В Москве невозможно гулять пешком — кругом суета, грязь и однотипные дома
Грязи и однотипных домов полно по всей России — Москва здесь не заслужила отдельных упреков. Скорее недостаток Москвы в том, что она очень неравномерно инфраструктурно загружена. Например, можно пройти от начала до конца всю чудесную Никитскую и не найти там ни одного стула, чтобы присесть и выпить кофе. Или, после скопища кафе возле метро Новокузнецкая, углубиться в Замоскворечье в сторону Павелецкой и тоже обнаружить только посольства, учреждения и жилые дома без единого места, где можно посидеть и поболтать. Ну так и гуляйте по бульварам, особенно в выходные, когда мало народу. Модники гуляют от м. Арбатская по Никитскому и Тверскому бульварам в сторону книжного магазина «Москва» и пешеходных Камергерского и Столешникова переулков. Живущие на Парке Культуры мамаши с колясками гуляют по Пироговской, где тоже по выходным никого.

В Москве не хватает диджей-баров, чтобы тесно и дешево
Откуда у жителей имперского города желание сидеть в тесноте? Тесные бары уместны в Лондоне — англичане с их островной ментальностью экономят пространство как могут. В Москве бессмысленно ютиться — здесь полно места, можно сидеть комфортно. А пьяных недорогих баров полно — только в центре «Последняя капля» на Пушкинской, винный бар «Виносыр» на Тверской, развеселый «Кич Кок» на Петровке, питерский (кстати!) XXXX на Саввинской набережной, шоу-бар с веселыми барменами «Тема-бар» на Чистых прудах. А если хотите тесноты, идите в пятничный вечер пить лучшие лонг-айленды в городе в TGI Friday’s на Тверской или в «Кризис жанра» — там место у стойки придется отвоевывать. Насчет дешевизны — цена 200-300 рублей за коктейль — это нормально, в любом курортном европейском городке то же самое будет стоить 7-10 евро. У москвичей давно уже должен был выработаться иммунитет против слова «дешево» — это означает, что за качество напитков никто ответственности не несет.

В Москве никто не ездит на велосипедах — нет ни дорожек, ни прокатов
Это правда, мы бы сами с удовольствием ездили на работу на велосипеде, и некоторые москвичи, живущие и работающие в пределах Садового кольца, так и делают. Но если выехать на Третье кольцо на велосипеде, это будет экстремальный вид спорта всю дорогу, не считая выхлопных газов. В Москве на велосипедах принято кататься в парках.

Невозможно найти продуктовый магазин в центре
Это уже совсем устаревшая информация. Времена, когда старомодно-советский продуктовый «Дары моря» обслуживал всю Тверскую, давно прошли. Если взять ту же Тверскую, где за последнее десятилетие действительно с продуктами было плохо, то здесь вовсю работает красавчик «Елисеевский» и аж три «Азбуки вкуса» — на Бронной, на углу Садового с М. Дмитровкой и перед Белорусской, в конце Тверской-Ямской. Остальные сети — «Седьмой континент» и «Перекресток» — вполне равномерно покрыли город, иногда даже с верхом — в районе Новослободской, например, в паре кварталов находятся два «Перекрестка», «Магнолия» и еще «Спар». Про продуктовые магазины в каждом торговом центре у метро мы уже не говорим.

Мифы: москвичи о Петербурге

Петербург — холодный, ветреный и, кроме нескольких районов в центре, серый город
По поводу погоды все вопросы к Петру I. Петербуржцы тоже не понимают, почему окно в Европу нельзя было прорубить, например, в Крыму, или на худой конец, поближе к Гольфстриму — это факт, что в соседней Финляндии климат гораздо мягче. А вот серым город кажется только приезжим, кутающимся в воротники и носа не кажущим дальше Эрмитажа — который на самом деле зеленый. Пройдите чуть дальше от Исаакиевского собора в сторону порта — на набережной Мойки, 102 стоит здание хостела Graffiti — название говорит само за себя. Также нужно увидеть двор Малой академии художеств на набережной Фонтанки, 2, который используется студентами в качестве полигона для испытания себя в мозаике, лепке, раскраске и создании восьмого цвета в палитре. А на веранде лофт-проекта «Этажи» на Лиговском, 74 кофе особенно хорошо пьется на фоне десятиметрового постера с изображением тропических джунглей.

При том, что в Петербурге много недорогой вкусной еды, по-настоящему хороших ресторанов высокого уровня нет
Петербург — город туристический, поэтому в гостиницах высокого уровня и кухня высокая (ресторан «Европа» гранд-отеля «Европа», Михайловская улица 1/7, ресторан Le Vernissage гостиницы «Амбассадор», пр. Римского-Корсакова, 5-7). Есть и рестораны высокой кухни, не относящиеся к отелям. Самый заслуженный — ресторан «Палкинъ» (703 5370, Невский пр., 47, м. Маяковская, средний счет — 3500 руб., 12.00 до 1.00). Симбиоз соблюдения традиций и разборчивого следования последним кулинарным течениям — главное достоинство этого ресторана с двухсотлетней историей. Воссозданы французские блюда, популярные в Петербурге в начале века.

Питерцы — снобы, считающие, что живут в центре духовности и культуры
А как себя чувствовать, когда с детского сада вдалбливают, что для того, чтобы познакомится со всеми выставленными экспонатами Эрмитажа, потребуются годы, а уже с первого класса школы — что в запасниках Эрмитажа еще больше сокровищ, чем выставлено в залах для посетителей? Нормальный ответ жителей центрального района на вопрос «Где ты живешь?» — «В доме Набокова, Блока, Некрасова и т.д.» Мы не снобы. Просто мы живем в культурной столице.

Питерцы зачем-то перед любым названием на вывеске добавляют слово «центр» — «центр ремонта обуви» и т.д.
Тяжелое наследие тех времен, когда Петербург был столицей империи. До сих пор происходит сублимация травмы от переноса столицы в Москву. Теперь, когда это дело — далекое прошлое, такие рецидивы все же случаются. Помимо центров обмена СКВ (!), есть «Планета суши» и «Мир техники» (впрочем, как и в Москве).

Питерцы все делают очень медленно — Алексей Герман снимает один фильм уже лет 10
Мы — не медленные, мы просто экономим энергию — в следующий раз вспышка активности все равно произойдет только в мае, когда появится первое солнце. Но мы очень быстро доезжаем до Москвы и гораздо быстрее говорим и действуем, чем финны. Хорошо, когда есть, с чем сравнить.

Питерцы очень любят слово VIP, они его употребляют по отношению ко всему
VIP в Петербурге расшифровывается как very intelligent person. А на похвалы друг другу мы не скупимся.

По городу ходят толпы мужчин с бутылками пива в руках
Неправда. С пивом ходят также и девушки, и бабушки. Кроме того, могут ходить группы с шампанским, коньяком и текилой. Случается это обычно в тот день, когда в Петербурге лето, и каждый старается захватить свой кусочек солнца. В другие 364 дня петербуржцы предпочитают пить пиво в пабах и барах, например, на улице Рубинштейна, где за каждой дверью наливают. Особенно пьяно в ирландском пабе Mollie’s (ул. Рубинштейна, 36), английском «Телеграфе» (ул. Рубинштейна, 3—8) и русском «Проходимце» (ул. Рубинштейна, 8—8).

После смерти Тимура Новикова Петербург не предложил ничего интересного в искусстве
Возможно, москвичам, привыкшим к многообразию галерей и музеев, не кажется интересным проект «Эрмитаж 20/21», в рамках которого в город привозят лучшие мировые выставки современного искусства в мире (до 17 января в Николаевском зале работает экспозиция «Новояз. Британское искусство сегодня» галереи Чарльза Саатчи) или выставки молодых петербургских художников в галерее «Непокоренные». Но назвать неинтересным уличное арт-хулиганство группировки «Протез» или проекты объединений MilkandVodka и «Новые тупые» (все по очереди — в галерее «Люда», лофт-проект Этажи) не смогут даже Церетели и Жукова.

Питерцы очень любят ругать Москву, но переезжают в столицу, как только им предлагают там работу
И даже переехав в Москву, петербуржцы продолжают столицу не любить.
Здания в Петербурге хорошо выглядят снаружи, но абсолютно гнилые внутри
У нас как раз спорят о том, не построить ли здание, которое будет одинаково выглядеть и внутри, и снаружи. Дебаты о строительстве Газпром-сити еще не закончены.

Известные жители двух столиц

Ксения Собчак, теле- и радиоведущая
Кутузовский проспект, Нескучный сад, Воробьевы горы, Красная площадь — это для меня типично московские места. Питер ассоциируется с набережной реки Мойки, Смольным, Васильевским островом и, конечно же, Финским заливом. То, что Петербург более культурный город по сравнению с Москвой — это большой миф. После 1917 года он стал индустриальным центром, вокруг него появились заводы, куда приехало огромное количество пролетариата со всей страны. Поэтому неизвестно, куда больше «понаехало» — в Питер или в Москву. Если же говорить о коренных жителях этих двух городов, то москвичи и питерцы сильно отличаются. Питерцы более едкие и злобные, а москвичи более радушные и гостеприимные. Единственные две вещи, которые я не люблю в Москве — это пробки и невозможность гулять пешком. В Питере я очень любила это делать, а в Москве мало мест, где можно спокойно пройтись. Зато в этом городе масса других достоинств. Я влюбилась в Москву с тех пор, как первый раз сюда приехала в 15 лет. Уже тогда я четко понимала, что хочу жить только здесь. Этот город бурлит 24 часа и его темп мне очень близок. С Питером у меня был постоянный диссонанс, у меня не было в Питере особенного успеха — эта медлительность, печаль… А в Москве ко мне пришел успех и известность, потому что я абсолютно точно совпала с ритмом этого города.

Вячеслав Петкун, арт-директор клуба «16 тонн», музыкант
Для меня питерское знаковое место — любое, Петербург весь цельный. А Москва — это скорее всего Красная Пресня, где находится «16 тонн». Но самое удивительное московское место для меня — Воробьевы горы: в Петербурге нет такого места в черте города, откуда бы можно было увидеть сразу весь город. Питерца я вижу сразу. Не могу объяснить, по каким приметам я его узнаю, это скорее на уровне эмоций. Они похожи на недовольных потревоженных воробьев — питерцы всегда готовы быть недовольными. Вот москвичам по барабану, как к ним относятся челябинцы или одесситы. А петербуржцам не все равно, им постоянно кажется, что москвичи считают Питер провинцией. Они об этом думают, как-то культивируют это и в свою очередь недолюбливают москвичей. Главный аргумент: «Москва все купила». Хотя отчасти не могу с этим не согласиться — в Москве огромное количество машин с мигалками, поэтому кажется, что город создан только для чиновников и депутатов. Но Москва ведь резиновая, она большая, просторная, и здесь всем хватает места. Чем-то она мне напоминает Париж, или наоборот — Париж напоминает Москву.

Андрей Битов, писатель

Мои тексты, конечно, петербургские, а не московские. Я хотел написать когда-то роман «Москва», но не потянул этой задачи. Когда я первый раз приехал в Москву в 60-х, первое, что я увидел — была площадь Трех вокзалов. Москва у меня до сих пор ассоциируется именно с этим местом. Я не знаток Москвы, поэтому никого не вожу с экскурсиями. Если кому-то из моих знакомых нужно что-то узнать, я отсылаю к друзьям, которые хорошо знают Москву, к кому-то, кто на это имеет больше прав. А что я покажу? Я живу в районе площади трех вокзалов (судьба меня связала с вокзалами — в Петербурге я живу тоже напротив вокзала). Из своего московского окна я вижу площадь и вокзал — мне это нравится, похоже на соцреалистическую живопись. В последнем рассказе «Взгляд» я даже описал этот вид. Я удираю из Петербурга в Москву и из Москвы в Петербург с той частотой, с которой меня достает то тот, то другой город. Москва — это котел, в котором все кипит, а Петербург — это моя родина, мое прошлое. Я ведь принадлежу корнями к этому стволу, потому что у меня еще прадеды были петербуржцами.

Я не смог бы опознать в человеке по каким-то приметам коренного питерца либо москвича, если он сам себя не будет таковым величать. Петербуржцев не осталось — они вымерли, я думаю, что и москвичей тоже не осталось. Москва заполнена распавшейся империей. Все рвутся по-чеховски: в Москву, в Москву. Мне нравится толерантность этого города, он начинает принимать тебя всякого. А Петербург — город погибающий, к сожалению. Не знаю точно почему, скорей всего, денег мало. Несмотря на то, что мы снабжаем начальством Москву, Питер бывал только угнетенным. Вожди народов не любили его. А вот Москве надо бы больше думать о России — и это моя единственная претензия к ней. В Москве у меня нет каких-то постоянных маршрутов и мест, в которые бы я ходил сознательно и долго. Я хожу туда, куда меня ноги заносят. Театр не люблю. На мой взгляд, прекрасен Цветаевский музей, прекрасен так искусственно рожденный музей Пушкина на Пречистенке, хотя к Пушкину он исторического отношения и не имеет. Из новоявленных галерей был недавно на Винзаводе. Мне нравится эта затея с использованием заброшенных производственных помещений под искусство — это очень экологически правильное решение. Еще — Третьяковка, конечно. Я ее люблю, но редко в нее зайдешь. Между прочим, и в Питере очень редко захожу в Русский музей и Эрмитаж.

Оксана Акиньшина, актриса
Самое московское место для меня — это «стекляшки» (Прим. ред. — Оксана так называет небоскребы в Сити). Они отражают весь стиль этого города. А Питер — это Невский. Мне вообще не нравится Москва, не нравятся люди, которые в ней живут. И напротив — все нравится в Петербурге. А петербуржца я могу вычислить всегда и везде по цвету кожи (смеется).

Михаил Шац, телеведущий
Больше всего в Москве мне не нравиться то, что нужно ездить на машине и очень много. В Питере я могу за 15 минут дойти пешком почти до любого места, которое мне бывает нужно. Я вообще люблю гулять пешком, но в Москве могу себе позволить сходить пешком разве что в ближайший ларек за сигаретами. Типично московские места для меня — это Садовое кольцо и Ленинский проспект: вроде бы широкие, а места все равно не хватает. Это у меня с детства такое впечатление о Москве в целом. Она такая большая, а всем в ней тесно. От Петербурга впечатления совершенно противоположные: тихий спокойных город, другой ритм жизни, другие люди.

Михаил Евланов, актер
Своим друзьям я бы в Москве ничего не показал. Пусть сами ездят и смотрят. Наивно что-то показывать в Москве — она красивая и великая. Хотя лучшее, конечно же, находится в центре. Лично для меня Москва — это Кутузовский, Арбат, Поварская, Садовое кольцо. Очень люблю ходить по Москве пешком, не люблю где-то сидеть и чаи распивать. Мы недавно с другом детства Сергеем Морозовым прошли от «Тушинской» до «Таганки». В Питере тоже много хожу. Как и все, люблю центр, каналы, Невский. Люблю смотреть, как разводят мосты, первый раз меня это очень «зацепило». В Москве открытием для меня стал Мещанский район на проспекте Мира, Сухаревская площадь. Мне это очень напомнило любимый Питер. Я ведь приехал в Москву не от хорошей жизни, а потому что там плохо с работой.
Питерца от москвича я всегда отличу по говору и поведению. Москвичи — «акающие» люди. К тому же они более суетливые, а питерцы медлительные, основательные. Я не могу сказать, чтобы мне не нравилось что-то конкретное в Москве. Я люблю здесь все. А все мои претензии в основном относятся к людям, которые живут и за пределом МКАДа. Я не люблю хамство, цинизм, пошлость и жестокость. В Питере мне тоже все очень нравится, правда, в последний раз, когда приезжал, обратил внимание на то, что улицы не убирают. Грязно. Я остался бы жить в Москве (улыбается), если бы Лужков дал мне «трешку» в центре. А в Питере остался бы потому, что он больше мне созвучен.

Сергей Стиллавин, радиоведущий
В 1993-м году, когда я в первый раз побывал в Москве, я четко понимал, что здесь другие люди. Я ехал в метро, рассматривал их… Первое, что бросилось в глаза — они были ярко одеты. В Питере тогда предпочитали более сдержанные тона. Вообще Москва мне тогда показалась городом ярких цветов. Правда, в последнее время я не замечаю этого контраста: то ли я привык, то ли питерцы «подтянулись» к москвичам.

Еще Москва сразу поразила большим количеством красивых женщин на улицах, но думаю, что это не потому, что здесь такой сильный генофонд, а потому что сюда едут самые лучшие со всего постсоветского пространства в поисках богатых мужчин и счастья. В Питере такого притока иногородних никогда не было.
Москва в чистом виде — это Садовое кольцо. Именно с ним у меня ассоциируется этот город. Правда, больше всего меня в свое время поразило третье кольцо. Его как раз открыли в 2002 году, когда я сюда основательно переехал. После питерских пейзажей оно стало для меня культурным шоком. Вообще в Москве питерца шокирует архитектура: в центре на одной улице может стоять особняк, рядом хрущевка и дорогое новое элитное жилье. Все это несуразно с точки зрения Питера, где все подчинено стилю… А так в Москве нет особенных минусов. Все минусы с собой привозят приезжие. Я недавно читал, что в Москве проживают всего 2% коренных москвичей — те, у кого здесь жили дедушки и бабушки. Что же в таком случае можно требовать? Правда, коренных питерцев еще меньше, но все же на улицах не так много людей разных национальностей.

Источник: TimeOut

Категория: Новости | Просмотров: 178 | Добавил: muchand | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
«  Июнь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2019
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz