Среда, 23.10.2019
Мой сайт
Меню сайта
Категории раздела
Новости [431]
Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 4
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2011 » Март » 20 » Сашин день
09:50
Сашин день
Позабыв откуда, скачем кто куда.К 50-летию Александра Башлачева. Тексты с аккордами.

Ванюша

> Em Am7
Как ходил Ванюша бережком вдоль синей речки
> Em Am7
Как водил Ванюша солнышко на золотой уздечке

> Am Em
Душа гуляла, душа летела,
> Am Em
Душа гуляла в рубашке белой
> Am Em
Да в чистом поле все прямо, прямо,
> Am Em
И колокольчик был выше храма.

Да в чистом поле, да с песней звонкой.
Но капля крови на нитке тонкой
Уже сияла, уже блестела.
Спасая душу, врезалась в тело.

Гулял Ванюша вдоль синей речки,
И над обрывом раскинул руки.
То ли для объятия,
То ли для распятия.

Как несло Ванюху солнце на серебрянных подковах
И от каждого копыта по дороге разбегалось
Двадцать пять рублей целковых.
Душа гуляет! Душа гуляет! Душа гуляет!

Да что есть духу пока не ляжешь,
Гуляй Ванюха! Идешь ты, пляшешь!
Гуляй, собака, живой покуда!
Из песни - в драку! От драки - к чуду!

Кто жив - тот знает такое дело!
Душа гуляет, душа гуляет и носит тело.
Водись с любовью! Любовь, Ванюха,
Не переводят единым духом.
Возьмет за горло - и пой, как можешь,
Как сам на душу свою положишь.

Она приносит огня и хлеба,
Когда ты рубишь дорогу к небу.
Шальное сердце руби в окрошку!
Рассыпь, гармошка! Рассыпь, гармошка! Скользи, дорожка!

Оно в охотку. Гори, работа!
Да будет водка горька от пота!
Кто жив - тот знает такое дело!
Душа гуляет, душа гуляет и носит тело.

Да к плясу ноги! А кровь играет!
Душа дороги не разбирает.
Через сугробы, через ухабы...
Молитесь, девки. Ложитесь, бабы.

Ложись, кобылы! Умри старуха!
В Ванюхе силы! Гуляй, Ванюха!
Танцуй от печки! Ходи в присядку!
Рвани уздечки! И душу - в пятку.
Кто жив, тот знает. Такое дело.
Душа гуляет. Заносит тело.

> D A
Ты, Ванюша, пей да слушай -
> E A
Однова теперь живем.
> D A
Непрописанную душу
> E A
Одним махом оторвем.

Хошь в ад, хошь - в рай!
Куда хочешь - выбирай.
Да нету рая, нету ада.
Никуда теперь не надо.

Вот так штука! Вот так номер!
Дата, подпись и печать.
И живи пока не помер.
По закону отвечать.

Мы с душою нынче врозь.
Пережиток, вопчем.
Оторви её, да брось -
Ножками потопчем.

Нету мотива
Без коллектива.
А какой коллектив -
Такой выходит и мотив.

Нюсь, держи, а то помру
В остроте момента!
В церкву едут по утру
Все интеллигенты.

Были - к дьякону, к попу ли,
Интересовалися.
Сине небо вниз тянули.
Тьфу ты! Надорвалися...

Душу брось да растопчи.
Мы слюною плюнем.
А заместо той свечи
Кочергу засунем.

А Ванюше припасла
Снегу на закуску я.
Сорок градусов тепла
Греют душу русскую.

Да не сестра, да не жена,
Да верная отдушина.
Да сестра, да не жена,
Да верная отдушина.

Как весь вечер дожидалося Ивана у трактира красно солнце
Колотило снег копытом и летели во все стороны червонцы

Душа в загуле. Душа в загуле, да вся узлами.
Да вы ж задули святое пламя!
Какая темень. Какая темень.
Тут где-то вроде душа гуляет?
Да кровью бродит. Умом петляет.

Чего-то душно. Чего-то тошно.
Чего-то скушно. И всем тревожно.
Оно тревожно и страшно, братцы!
Да невозможно приподыматься.

Да, может, Ванька чего сваляет?
А ну-ка, Ванька! Душа гуляет!
Рвани, Ванюша! Чего не в духе?
Какие лужи? При чем тут мухи?

Не лезьте в душу! Катитесь к черту!
Гляди-ка, гордый! А кто по счету?
С вас аккуратом... - Ох, темнотища!
С вас аккуратом выходит тыща!

А он рукою за телогрейку...
А за душою - да ни копейки!
Вот то-то вони из грязной плоти:
- Он в водке тонет, а сам не плотит!

И навалились, и рвут рубаху,
И рвут рубаху, и бьют с размаху.
И воют глухо. Литые плечи.
Держись, Ванюха, они калечат!

- Разбили рожу мою хмельную?
Убейте душу мою больную!
Вот вы сопели, вертели клювом?
Да вы не спели. А я спою вам!

А как ходил Ванюша бережком вдоль синей речки!
А как водил Ванюша солнышко на золотой уздечке!

Да захлебнулся. Пошла отрава.
Подняли тело. Снесли в канаву.
С утра - обида. И кашель с кровью.
И панихида у изголовья.

И мне на ухо шепнули: - Слышал?
Гулял Ванюха, ходил Ванюха, да весь и вышел.
Без шапки к двери. - Да что ты, Ванька?
Да я не верю! Эх, Ванька - встань-ка!

И тихо встанет печаль немая
Не видя звезды горят, костры ли.
И отряхнется, не понимая,
Не понимая, зачем зарыли.

Пройдет вдоль речки, да темным лесом
Да темным лесом поковыляет,
Из лесу выйдет и там увидит,
Как в чистом поле душа гуляет,
Как в чистом поле душа гуляет,
Как в чистом поле душа гуляет...
Как в лунном поле душа гуляет...
Как в снежном поле душа гуляет...


Время колокольчиков

> Em C
Долго шли зноем и морозами,
> Em C
Все снесли и остались вольными,
> Em C
Жрали снег с кашею березовой
> Em C
И росли вровень с колокольнями

Если плач - не жалели соли мы.
Если пир - сахарного пряника.
Звонари черными мозолями
Рвали нерв медного динамика.

Но с каждым днем времена меняются.
Купола растеряли золото.
Звонари по миру слоняются.
Колокола сбиты и расколоты.

Что ж теперь ходим круг-да около
На своем поле - как подпольщики?
Если нам не отлили колокол,
> Em C Em
Значит, здесь - время колокольчиков.

Ты звени, звени, звени сердце под рубашкою!
Второпях - врассыпную вороны.
Эй! Выводи коренных с пристяжкою
И рванем на четыре стороны.

Но сколько лет лошади не кованы,
Ни одно колесо не мазано.
Плетки нет. Седла разворованы.
И давно все узлы развязаны.

А на дожде - все дороги радугой!
Быть беде. Нынче нам до смеха ли?
Но если есть колокольчик под дугой,
Так, значит, все. Заряжай - поехали!

Загремим, засвистим, защелкаем!
Проберет до костей, до кончиков.
Эй! братва! Чуете печенками грозный смех
Русских колокольчиков?

Век жуем. Матюги с молитвами.
Век живем - хоть шары нам выколи.
Спим да пьем. Сутками и литрами.
Не поем. Петь уже отвыкли.

Долго ждем. Все ходили грязные.
Оттого сделались похожие,
А под Дождем оказались разные.
Большинство - честные, хорошие.

И, пусть разбит батюшка Царь-колокол -
Мы пришли. Мы пришли с гитарами.
Ведь биг-бит, блюз и рок-н-ролл
Околдовали нас первыми ударами.

И в груди - искры электричества.
Шапки в снег - и рваните звонче.
Свистопляс! Славное язычество.
Я люблю время колокольчиков.

-

> Em C
Долго шли зноем и морозами,
> Em C
Все снесли и остались вольными,
> Em C
Жрали снег с кашею березовой
> Em C
И росли вровень с колокольнями

Если плач - не жалели соли мы.
Если пир - сахарного пряника.
Звонари черными мозолями
Рвали нерв медного динамика.

Но с каждым днем времена меняются.
Купола растеряли золото.
Звонари по миру слоняются.
Колокола сбиты и расколоты.

> Em C
Что ж теперь ходим круг да около
> Em C
На своем поле как подпольщики?
> Em C
Если нам не отлили колокол,
> Em C Em
Значит, здесь время колокольчиков.

Зазвенит сердце под рубашкою.
Второпях врассыпную вороны.
Эй! Выводи коренных с пристяжкою
И рванем на четыре стороны.

Но сколько лет лошади не кованы,
Ни одно колесо не мазано.
Плётки нет. Седла разворованы.
И давно все узлы развязаны.

A на дожде все дороги радугой!
Быть беде. Нынче нам до смеха ли?
Но если есть колокольчик под дугой,
Так, значит, все. Заряжай, поехали!

Загремим, засвистим, защелкаем,
Проберет до костей, до кончиков.
Эй, братва! Чуете печенками
Грозный смех русских колокольчиков?

Век жуем матюги с молитвами.
Век живем, хоть шары нам выколи.
Спим да пьем сутками и литрами.
Не поем. Петь уже отвыкли.

Долго ждем. Все ходили грязные,
От того сделались похожие,
А под дождем оказались разные.
Большинство-то честные, хорошие.

И пусть разбит батюшка Царь-колокол,
Мы пришли с черными гитарами.
Ведь биг-бит, блюз и рок-н-ролл
Околдовали нас первыми ударами.

И в груди искры электричества.
Шапки в снег - и рваните звонче.
Рок-н-ролл - славное язычество.
Я люблю время колокольчиков.


Все от винта!

> Am Em
Рука на плече. Печать на крыле.
> Am Em
В казарме проблем - банный день. Промокла тетрадь.
> Am Em
Я знаю, зачем иду по земле.
> Am Em
Мне будет легко улетать.

Без трех минут бал восковых фигур. Без четверти смерть.
С семи драных шкур - шерсти клок.
Но как хочется жить - не меньше, чем спеть.
Свяжи мою нить в узелок.

Холодный апрель. Горячие сны.
И вирусы новых нот в крови.
И каждая цель ближайшей войны
Смеется и ждет любви.

Наш лечащий врач согреет солнечный шприц.
И иглы лучей опять найдут нашу кровь.
Не надо, не плачь. Лежи и смотри,
Как горлом идет любовь.

Лови ее ртом - стаканы тесны.
Торпедный аккорд до дна!
Рекламный плакат последней весны
Качает квадрат окна.

Эй, дырявый висок, слепая орда,
Пойми, никогда не поздно снимать броню.
Целуя кусок трофейного льда,
Я молча иду к огню.

Мы - выродки крыс. Мы - пасынки птиц.
И каждый на треть - патрон.
Лежи и смотри, как ядерный принц
Несет свою плеть на трон.

Не плачь, не жалей. Кого нам жалеть?
Ведь ты, как и я, сирота.
Ну, что ты, смелей! Нам нужно лететь!
А ну от винта! Все от винта!


Грибоедовский вальс

> C Dm
В отдаленном совхозе "Победа"
> G7 C
Был потрепанный старенький "ЗИЛ".
> A7 Dm
А при нем был Степан Грибоедов,
> G C
И на "ЗИЛе" он воду возил.

Он справлялся с работой отлично.
Был по обыкновению пьян.
Словом, был человеком обычным
Водовоз Грибоедов Степан.

После бани он бегал на танцы.
Так и щупал бы баб до сих пор,
Но случился в деревне с сеансом
Выдающийся гипнотизер.

На заплеванной маленькой сцене
Он буквально творил чудеса.
Мужики выражали сомненье,
И таращили бабы глаза.

Он над темным народом смеялся.
И тогда, чтоб проверить обман,
Из последнего ряда поднялся
Водовоз Грибоедов Степан.

Он спокойно вошел на эстраду,
И мгновенно он был поражен
Гипнотическим опытным взглядом,
Словно финским точеным ножом.

> C Dm
И поплыли знакомые лица...
> G C
И приснился невиданный сон -
> Dm Am
Видит он небо Аустерлица,
> E Am
Он не Степка, а Наполеон!

> Am Dm
Он увидел свои эскадроны.
> E Am
Он услышал раскаты стрельбы
> Dm
И заметил чужие знамена
> E Am
В окуляре подзорной трубы.

> Am Dm
Но он легко оценил положенье
> G C
И движением властной руки
> Dm Am
Дал приказ о начале сраженья
> E Am
И направил в атаку полки.

Опаленный горячим азартом,
Он лупил в полковой барабан.
Был неистовым он Бонапартом,
Водовоз Грибоедов Степан.

Пели ядра, и в пламени битвы
Доставалось своим и врагам.
Он плевался словами молитвы
Незнакомым французским богам.

> Am Dm
Вот и всё. Бой окончен. Победа.
> G C
Враг повержен. Гвардейцы, шабаш!
> Dm Am
Покачнулся Степан Грибоедов,
> G C
И слетела минутная блажь.

На заплеванной сцене райклуба
Он стоял, как стоял до сих пор.
А над ним скалил желтые зубы
Выдающийся гипнотизер.

Он домой возвратился под вечер
И глушил самогон до утра.
Всюду чудился запах картечи
И повсюду кричали "Ура!"

Спохватились о нем только в среду.
Дверь сломали и в хату вошли.
А на нас водовоз Грибоедов,
Улыбаясь, глядел из петли.

Он смотрел голубыми глазами.
Треуголка упала из рук.
И на нем был залитый слезами
Императорский серый сюртук.


Как ветра осенние...

> Dm C G Dm
Как ветра осенние подметали плаху
> C G Dm
Солнце шло сторонкою, да время - стороной
> C G E Am
И хотел я жить и умирал, да сослепу, со страху,
> F C A Dm
Потому, что я не знал, что ты со мной.

Как ветра осенние заметали небо,
Плакали, тревожили облака.
Я не знал, как жить, ведь я еще не выпек хлеба,
А на губах не сохла капля молока.

Как ветра осенние да подули ближе.
Закружили голову - и ну давай кружить.
Ой-oй-oй, да я сумел бы выжить,
Если б не было такой простой работой - жить.

Как ветра осенние жали - не жалели рожь.
Ведь тебя посеяли, чтоб ты пригодился.
Ведь совсем неважно, от чего помрешь,
Ведь куда важнее, для чего родился.

Как ветра осенние черной птицей голосили:
"А ты откуда взялся, богатырь-снегирь?"
Я хотел бы жить, жить и умереть в России,
Если б не было такой земли - Сибирь.

Как ветра осенние уносят мое семя.
Листья воскресения да с весточки - весны.
Я хочу дожить, хочу увидеть время,
Когда эти песни станут не нужны.
Я хочу дожить, хочу увидеть время,
Когда эти песни станут не нужны.
Да я не доживу, но я увижу время,
Когда эти песни станут не нужны.


Лихо

> A B A
Если б не терпели - по сей день бы пели!
> A B A
А сидели тихо - так разбудили Лихо!
> A B A
Вьюга продувает белые палаты.
> A B A
Головой кивает хвост из-под заплаты.

> A B A B A

> A B A
Клевер да березы - полевое племя.
> A B A
Север да морозы - золотое стремя.
> B A B A
Серебро и слезы в азиатской вазе.
> A B A
Потом - юродивые-князи нашей всепогодной грязи.

Босиком гуляли по алмазной жиле.
Многих постреляли. Прочих сторожили.
Траурные ленты. Бархатные шторы.
Брань, аплодисменты да сталинные шпоры.

Корчились от боли без огня и хлеба.
Вытоптали поле, засевая небо.
Хоровод приказов. Петли на осинах.
А поверх алмазов - зыбкая трясина.

Позабыв откуда, скачем кто куда.
Ставили на чудо - выпала беда.
По оврагу рыщет бедовая шайка -
Батька-топорище да мать моя нагайка.

Ставили артелью - замело метелью.
Водки на неделю - да на год похмелья.
Штопали на теле. К ребрам пришивали.
Ровно год потели да ровно час жевали.

Пососали лапу - поскрипим лаптями.
К свету - по этапу. К счастью - под плетями.
Веселей, вагоны! Пляс да перезвоны!
Кто, кто, кто услышит стоны краденой иконы?

Вдоль стены бетонной - ветерки степные.
Мы тоске зеленой - племяши родные.
Нищие гурманы, лживые сироты
Да горе-атаманы из сопливой роты.

Мертвякам припарки - как живым медали.
Только и подарков - то, что не отняли.
Нашим или вашим - липкие стаканы.
Вслед крестами машут сонные курганы.


На жизнь поэтов

> Am Em
Поэты живут. И должны оставаться живыми.
> Am Em
Пусть верит перу жизнь, как истина в черновике.
> Am Em
Поэты в миру оставляют великое имя,
> Am Em
Затем, что у всех на уме - у них на языке.

Но им все трудней быть иконой в размере оклада.
Там, где, судя по паспортам - все по местам.
Дай Бог им пройти семь кругов беспокойного лада,
По чистым листам, где до времени - всё по устам.

Поэт умывает слова, возводя их в приметы
Подняв свои полные ведра внимательных глаз.
Несчастная жизнь! Она до смерти любит поэта.
И за семерых отмеряет. И режет. Эх, раз, ещё раз!

Как вольно им петь. И дышать полной грудью на ладан...
Святая вода на пустом киселе неживой.
Не плачьте, когда семь кругов беспокойного лада
Пойдут по воде над прекрасной шальной головой.

Пусть не ко двору эти ангелы чернорабочие.
Прорвется к перу то, что долго рубить и рубить топорам.
Поэты в миру после строк ставят знак кровоточия.
К ним Бог на порог. Но они верно имут свой срам.

Поэты идут до конца. И не смейте кричать им: "Не надо!"
Ведь Бог... Он не врет, разбивая свои зеркала.
И вновь семь кругов беспокойного, звонкого лада
Глядят Ему в рот, разбегаясь калибром ствола.

Шатаясь от слез и от счастья смеясь под сурдинку,
Свой вечный допрос они снова выводят к кольцу.
В быту тяжелы, да однако легки на поминках.
Вот тогда и поймем, что цветы им, конечно, к лицу.

Не верте концу. Но не ждите иного расклада.
А что там было в пути? Метры, рубли...
Неважно, когда семь кругов беспокойного лада
Позволят идти, наконец, не касаясь земли.

Ну вот, ты - поэт... Еле-еле душа в черном теле.
Ты принял обет сделать выбор, ломая печать.
Мы можем забыть всех, что пели не так, как умели.
Но тех, кто молчал, давайте не будем прощать.

Не жалко распять, для того, чтоб вернуться к Пилату.
Поэта не взять все одно ни тюрьмой, ни сумой.
Короткую жизнь. Пять, шесть, семь кругов беспокойного лада
Поэты идут. И уходят от нас на восьмой.


Некому берёзу заломати

> Am
Уберите медные трубы!
> Am
Натяните струны стальные!
> Hm
А не то сломаете зубы
> Hm
Об широты наши смурные.

> Am
Искры самых искренних песен
> Am
К нам летят как пепел на плесень.
> Hm
Вы все между ложкой и ложью -
> Hm
А мы все между волком и вошью!

Время на другой параллели
Сквозняками рвется сквозь щели.
Ледяные черные дыры.
Ставни параллельного мира.

Через пень колоду сдавали
Да окно решеткой крестили.
Вы для нас подковы ковали.
Мы большую цену платили.

Вы снимали с дерева стружку.
Мы пускали корни по новой.
Вы швыряли медную полушку
Мимо нашей шапки терновой.

А наши беды вам и не снились.
Наши думы вам не икнулись.
Вы б наверняка подавились.
Мы же - ничего, облизнулись.

Лишь печаль-тоска облаками
Над седой лесною страною.
Города цветут синяками
Да деревни - сыпью чумною.

Кругом - бездорожья, траншеи.
Что, к реке торопимся, братцы?
Стопудовый камень на шее.
Рановато, парни, купаться!

Хороша студена водица,
Да глубокий омут таится -
Не напиться нам, не умыться,
Не продрать колтун на ресницах.

Вот тебе обратно тропинка
И петляй в родную землянку.
А крестины там, иль поминки -
Все одно - там пьянка-гулянка.

Если забредет кто нездешний.
Поразится живности бедной.
Нашей редкой силе сердешной
Да дури нашей злой-заповедной.

Выкатим кадушку капусты.
Выпечем ватрушку без теста.
Что, снаружи все еще пусто?
А внутри по-прежнему тесно ...

Вот тебе медовая брага,
Ягодка-злодейка-отрава.
Вот тебе, приятель, и Прага.
Вот тебе, дружок, и Варшава.

Вот и посмеемся простуженно,
А об чем смеяться - неважно.
Если по утрам очень скучно,
То по вечерам очень страшно.

Всемером ютимся на стуле,
Всем миром на нары-полати.
Спи, дитя мое, люли-люли!
Некому березу заломати.


Петербургская свадьба

> Ddim Am Ddim Am
Звенели бубенцы. И кони в жарком мыле
> Ddim Am E7 Am
Тачанку понесли навстречу целине.
> A7 Dm E7 Am
Тебя, мой бедный друг, в тот вечер ослепили
> Dm Am E7 Am
Два черных фонаря под выбитым пенсне.

Там шла борьба за смерть. Они дрались за место
И право наблевать за свадебным столом.
Спеша стать сразу всем, насилуя невесту,
Стреляли наугад и лезли напролом.

Сегодня город твой стал праздничной открыткой.
Классический союз гвоздики и штыка.
Заштопаны тугой, суровой, красной ниткой
Все бреши твоего гнилого сюртука.

Под радиоудар московского набата
На брачных простынях, что сохнут по углам,
Развернутая кровь, как символ страстной даты,
Смешается в вине с грехами пополам.

Мой друг, иные здесь. От них мы недалече.
Ретивые скопцы. Немая тетива.
Калечные дворцы простерли к небу плечи.
Из раны бьет Нева в пустые рукава.

Подставь дождю щеку в следах былых пощечин.
Хранила б нас беда, как мы ее храним.
Но память рвется в бой, и крутится, как счетчик,
Снижаясь над тобой и превращаясь в нимб.

Вот так скрутило нас и крепко завязало
Красивый алый бант окровленным бинтом.
А свадьба в воронках летела на вокзалы.
И дрогнули пути. И разошлись крестом.

Усатое "ура" чужой, недоброй воли
Вертело бот Петра в штурвальном колесе.
Искали ветер Невского да в Елисейском поле
И привыкали звать Фонтанкой - Енисей.

Ты сводишь мост зубов под рыхлой штукатуркой,
Но купол лба трещит от гробовой тоски.
Гроза, салют и мы, и мы летим над Петербургом,
В решетку страшных снов врезая шпиль строки.

Летим сквозь времена, которые согнули
Страну в бараний рог и пили из него.
Все пили за него - и мы с тобой хлебнули
За совесть и за страх. За всех за тех, кого

Слизнула языком шершавая блокада.
За тех, кто не успел проститься, уходя.
Мой друг, спусти штаны и голым Летним задом
Прими свою вину под розгами дождя.

Поправ сухой закон, дождь в мраморную чашу
Льет черный и густой осенний самогон.
Мой друг "Отечество" твердит как "Отче наш",
Но что-то от себя послав ему вдогон.

За окнами - салют. Царь-Пушкин в новой раме.
Покойные не пьют, да нам бы не пролить.
Двуглавые орлы с побитыми крылами
Не могут меж собой корону поделить.

Подобие звезды по образу окурка.
Прикуривай, мой друг, спокойней, не спеши.
Мой бедный друг, из глубины твоей души
Стучит копытом сердце Петербурга.


Подвиг разведчика

> C Dm
В рабочий полдень я проснулся стоя.
> G C
Опять матрац попутал со стеной.
> C Dm
Я в одиночку вышел из запоя,
> G C
Но - вот те на! - сегодня выходной.

И время шло не шатко и не валко.
Горел на кухне ливерный пирог.
Скрипел мирок хрущевки-коммуналки,
И шлепанцы мурлыкали у ног.

> C Dm
Сосед Бурштейн стыдливо бил соседку.
> G C
Она ему наставила рога.
> Dm Am
Я здесь ни с кем бы не пошел в разведку,
> E Am
Мне не с кем выйти в логово врага.

> C Dm
Один сварил себе стальные двери.
> G C
Другой стишки кропает до утра.
> C Dm
Я - одинок. Я никому не верю.
> G C
А, всё равно, подумаешь - потеря
> Dm G C
Весь ихний брат и ихняя сестра.

А в ящике с утра звенят коньки...
В хоккей играют настоящие мужчины.
По радио твердят, что нет причины для тоски,
И в этом её главная причина.

> C Dm
В "Труде" сенсационная заметка
> G C
О том, что до сих пор шумит тайга.
> Dm Am
А мне до боли хочется в разведку,
> Dm Am
Уйти и не вернуться в эту клетку
> Dm E Am
Уйти - в чем есть - в глубокий тыл врага.

> C Dm
Из братских стран нам сообщает пресса:
> G C
Поляки оправляются от стресса.
> A7 Dm
Прижат к ногтю пархатый жид Валенса,
> F E
Мечтавший всю Варшаву отравить.

> C Dm
Да, не все еще врубились в суть прогресса
> G C
И в трех соснах порой не видят леса.
> Dm Am
Бряцает амуницией агрессор,
> G C
Но ТАСС уполномочен заявить:

"Тяжелый смог окутал Вашингтон.
Невесело живется без работы
В хваленом мире западной свободы,
Где правит ЦРУ и Пентагон.

> Am Dm
Среди капиталистов этих стран
> E Am
Растет угар военного психоза.
> Dm Am
Они пугают красною угрозой
> Dm E Am
Обманутых рабочих и крестьян.

> C Dm
А Рейган - вор, ковбой и педераст -
> G C
Поставил мир на ядерную карту."
> A7 Dm
Тревожно мне. Кусаю свой матрац.
> E Am
Дрожу, как СС-20 перед стартом.

Окончился хоккей. Пошли стрекозы.
А по второй насилуют кларнет.
Да как же можно? Ведь висит угроза!
И ничего страшней угрозы нет!

> C Dm
Да, вовремя я вышел из запоя...
> G C
Не отдадим родимой Костромы!
> Dm Am
Любимый город может спать спокойно
> E Am
И мирно зеленеть среди зимы.

Буденовку заломим на затылок.
Да я ль не патриот, хотя и пью?
В фонд мира сдам мешок пустых бутылок
И из матраца парашют скрою.

> C Dm
На весь аванс куплю себе билет
> G C
На первый рейс до Западной Европы.
> A7 Dm
В квадрате "Ч" - пардон мадам, я в туалет! -
> F E
Рвану кольцо и размотаю стропы.

> C Dm
Пройду, как рысь, от Альп и до Онеги
> G C
Тропою партизанских автострад.
> Dm
Всё под откос - трамваи и телеги.
> F E
Не забывайте, падлы, Сталинград!

> C Dm
Пересчитаю все штыки и пушки.
> G C
Пускай раскрыт мой корешок-связной -
> Dm Am
Я по-пластунски обхожу ловушки
> E Am
И выхожу в эфир любой ценой.

> C Dm
Я - щит и меч родной Страны Советов!
> G C
И, пока меня успеют окружить,
> Dm Am
Я обломаю крылья всем ракетам,
> E Am
Чтоб на Большую землю доложить:

> C Dm
Мол, вышел пролетарский кукиш Вашингтону.
> G C
Скажите маме - НАТО на хвосте!
> Dm Am
И сын, мол, бъётся до последнего патрона
> G C
На вражьей безымянной высоте.

> C Dm
Хочу с гранатой прыгнуть под колеса,
> G C
Но знамя части проглотить успеть.
> Dm
Потом молчать на пытках и допросах,
> G C
А перед смертью про Катюшу спеть.

> C Dm
Бодун крепчал. Пора принять таблетку.
> G C
В ушах пищал секретный позывной.
> Dm Am
По выходным так хочется в разведку.
> E Am
Айда, ребята, кто из вас со мной?


Посошок

> Em C Am C
Эх, налей посошок, да зашей мой мешок -
> Am C Am7 Em
На строку - по стежку, а на слова - по два шва.
> Em C Am C
И пусть сырая метель вьет свою канитель
> Am C Am7 Em
И пеньковую пряжу плетет в кружева.

Отпевайте немых! А я уж сам отпою.
А ты меня не щади - срежь ударом копья.
Но гляди - на груди повело полынью.
Расцарапав края, бьется в ране ладья.

И запел алый ключ, закипел, забурлил,
Завертело ладью на веселом ручье.
А я еще посолил, рюмкой водки долил,
Размешал и поплыл в преисподнем белье.

Так плесни посошок, да затяни ремешок
Богу, сыну и духу весло в колесо.
И пусть метель мягко стелет сырую постель
И земля грязным пухом облепит лицо.

Перевязан в венки мелкий лес вдоль реки.
Покрути языком - оторвут с головой.
У последней заставы мелькнут огоньки,
И дорогу штыком преградит часовой.

Отпусти мне грехи! Я не помню молитв.
Но если хочешь - стихами грехи замолю,
Но объясни - я люблю оттого, что болит,
Или это болит оттого, что люблю?

Та страна, что спала, на подъём тяжела,
Но кое-как запрягла, и пошла на рысях!
Не беда, что пока не нашлось мужика.
Одинокая баба всегда на сносях.

И наша правда проста, но ей не хватит креста
И соломенной веры в "спаси-сохрани".
Ведь святых на Руси - только знай выноси.
В этом высшая мера. Скоси-схорони.

Так что, ежели что, ты пропускай, не дури!
Да постой-ка, сдается и ты мне знаком...
Часовой всех времен улыбнется: - Смотри!
И подымет мне веки горячим штыком.

Так зашивай мой мешок, да наливай посошок!
На строку - по глотку, а на слова - и все два.
И пусть сырая метель все кроит белый шелк,
Вьёт свою канитель, да плетет кружева.


Рождественская

> D Dm A D
Крутит вьюга фонари на реке Фонтанке.
> Dm A D
Спите, дети... До зари с вами - добрый ангел.

> D Dm A D
Начинает колдовство домовой-проказник.
> D Dm A Hm G A
Завтра будет Рождество, завтра будет праздник.

> D Dm A D
Каждый что-нибудь найдет в варежках и в шапке.
> D Dm A Hm
А соседский Васька-кот спрячет цап-царапки.

Ляжет ласковый снежок на дыру-прореху.
То-то будет хорошо, то-то будет смеху.

Звон-фольга, как серебро. Розовые банты.
Прочь бумагу! Прочь перо! Скучные диктанты.

Замелькают в зеркалах платья-паутинки.
Любит добрая игла добрые пластинки.

Будем весело делить дольки мандарина.
Будет радостно кружить елка-балерина.

Побегут из-под руки клавиши рояля.
И запляшут пузырьки в мамином бокале.

То-то будет хорошо! Смеху будет много.
Спите, дети. Я пошел. Скатертью тревога...


Тесто

> Em Am Em
Когда злая стужа снедужила душу
> Em Am Em
И злая метель отметелила тело,
> H C
Когда опустела казна,
> Am Em Am Em
И сны наизнанку, и пах нараспашку
> Am Em Am Em
Мети во весь дух и тяни там, где тяжко!
> H C
Порвется взатяжку весна...

> Em
Ой-ой-ой-ой!

Зима жмет земное. Все вести - весною.
Секундой по векам, по пыльным сусекам
Хмельной ветер верной любви.
Тут дело не ново - словить это Слово
Ты снова, и снова, и снова лови.
Тут дело простое - нет тех, кто не стоит,
Нет тех, кто не стоит любви.

Да как же любить их - таких неумытых,
Да бытом пробитых, да потом пропитых?
Да ладно там - друга, начальство, коллегу,
Ну ладно, случайно утешить калеку,
Дать всем,кто рискнул попросить.
А как всю округу - чужих, неизвестных,
Да так, как подругу, как дочь, как невесту?
Так как же, позвольте спросить?

Тут дело простое - найти себе место
Повыше, покруче. Пролить темну тучу
До капли грозою - горючей слезою -
Глянь, небо какое!
Пречистой рукою сорвать с неба звезды,
Смолоть их мукою
И тесто для всех замесить.

А дальше - известно. Меси свое тесто
Да неси свое тесто на злобное место -
Пускай подрастет на вожжах.
Сухими дровами - своими словами
Своими словами держи в печке пламя,
Да дракой, да поркой - чтоб мякиш стал коркой,
Краюхой на острых ножах.

И вот когда с пылу, и вот когда с жару -
Да где брал он силы, когда убежал он?! -
По главной дороге и малой тропинке
Раскатится крик Колобка,
На самом краю у большого оврага
У самого гроба казенной утробы
Как пар от парного горячего слова
Гляди, не гляди - не заметите оба -
Подхватит любовь и успеет во благо
Во благо облечь в облака.

Но все впереди, а пока еще рано,
И сердце в груди не нашло свою рану,
Чтоб в исповеди быть с любовью на равных
И дар русской речи сберечь.
Так значит жить и ловить это Слово упрямо,
Душой не кривить перед каждою ямой,
И гнать себя дальше - все прямо да прямо
Да прямо - в великую печь!

Да что тебе стужа - гони свою душу
Туда, где все окна не внутрь, а наружу.
Пусть время пройдется метлою по телу -
Посмотрим, чего в рукава налетело.
Чего только не нанесло!
Да не спрячешь души беспокойное шило.
Так живи - не тужи, да тяни свою жилу,
Туда, где пирог только с жару и с пылу,
Где каждому, каждому станет светло...


Хозяйка

> Am Dm E Am
Сегодня ночью - дьявольский мороз.
> Dm G C A7
Открой, хозяйка, бывшему солдату!
> Dm G C A7
Пусти погреться, я совсем замерз,
> Dm G C A7
Враги сожгли мою родную хату.
> Dm G C Am
Пусти погреться, я совсем замерз,
> Dm E Am
Враги сожгли мою родную хату.

Перекрестившись истинным крестом,
Ты молча мне подвинешь табуретку,
И самовар ты выставишь на стол
На чистую крахмальную салфетку.

И калачи достанешь из печи,
С ухватом длинным управляясь ловко.
Пойдешь в чулан, забрякают ключи.
Вернешься со своей заветной поллитровкой.

Я поиграю на твоей гармони.
Рвану твою трехрядку от души.
Чего сидишь, как будто на иконе?
А ну, давай, пляши, пляши, пляши...

Когда закружит мои мысли хмель
И "День Победы" я не доиграю,
Тогда уложишь ты меня в постель,
Потом сама тихонько ляжешь с краю.

А через час я отвернусь к стене.
Пробормочу с ухмылкой виноватой:
- Я не солдат. Зачем ты веришь мне?
Я все наврал. Цела моя родная хата.
Я не солдат. Зачем ты веришь мне?
Я все наврал. Цела родная хата.

И в ней есть все - часы и пылесос.
И в ней вполне достаточно уюта.
Я обманул тебя - я вовсе не замерз!
Да тут ходьбы всего на три минуты.
Я обманул тебя - я вовсе не замерз!
Да тут ходьбы всего на три минуты.

Известна цель визита моего -
Чтоб переспать с соседкою-вдовою...
А ты ответишь: - Это ничего...
И тихо-тихо покачаешь головою.
А ты ответишь: - Это ничего...
И тихо покачаешь головою.

И вот тогда я кой-чего пойму,
И кой о чем серьезно пожалею.
И я тебя покрепче обниму
И буду греть тебя, пока не отогрею.

Да, я тебя покрепче обниму
И стану сыном, мужем, сватом, братом.
Ведь человеку трудно одному,
Когда враги сожгли его родную хату.
Ведь человеку трудно одному,
Когда враги сожгли родную хату.
Категория: Новости | Просмотров: 225 | Добавил: muchand | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
«  Март 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2019
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz