Среда, 23.10.2019
Мой сайт
Меню сайта
Категории раздела
Новости [431]
Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 4
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2010 » Июль » 3 » Я зябну около опасного эмбриона мира, ожидая следующего Большого Взрыва.
03:59
Я зябну около опасного эмбриона мира, ожидая следующего Большого Взрыва.
Я зябну около опасного эмбриона мира, ожидая следующего Большого Взрыва.

Атомный самолёт.


от Тура Алерта


 


1. Жарится золотой песок.


Дух грубый и влажный, потом тонкий и славный.


На лабораторном столе, словно лепёшки на противне фастфуда, готовятся ломтики пустыни. Кусочки Луны. Шкурки леопарда.


 Мы исследуем машину разума.


Сначала были синие мантии, от них отказались в пользу обтягивающих комбинезонов. Теперь остались индиговые пилотки и белые ленты, тянущиеся от щиколоток к шее.


Тепло проникает сквозь смеси. Движение энергии порождает квадратики, треугольники, спирали, крестики. Скопление ромбов. Куполообразные структуры. Бороздки. А вот это пятно вокруг многослойного шара похоже на кольца Сатурна. Отчего? Откуда это?


 Зарисовки какого, не рожденного младенца?


 В полдень возня. Ошибки и ругательства. Но дело подвинулось.


Хетт придумал Ритуал. Если повторять цепь наугад выбранных действий  некоторое число раз, и потом исключить звено, возникнет призрак.  Разбирать и собирать груду камней, а потом убрать один камешек,- и он явится. Что-то в этом есть, но Хетт упрямо просится в Домен.


Время сна сокращено.


Песок заменён алмазным бисером.


Противень с фрагментом Луны.


Игрушка идеи. Наглядное пособие мышления.


2. Нас уподобляют детям в песочнице. Эш. Филиал Эври.


Эмблема маленького отряда чем-то похожа на бесформенный плевок.


Я староста. Скоро получу титул дже.


 Стеклянной пыли придет замена. Фуллерены. Круглая пыль с размерами биологической молекулы. Элементарные процессы будут течь живее.


 Может быть.


Обнаружатся закономерности. Если собираешься открыть ларец, измельчай, укрупняй, сближай и отчуждай.


Заставляй мир говорить.


Проверяй ответы.


Новый источник будет прогревать емкость равномерно, и теперь уже метины точно не отражают конструкцию нагревателя.


 


* * *


 


Включается дежурный свет. Сознание катится в омут. Во сне всё волшебно и без фантазии. Из-под лабораторных столов выползут руки. Стены заволокут цветы.


3. Непохожесть дает силу.


На столе чай. Приятные бутерброды из сладкого желтого масла. В свободное время можно листать журналы, бродить, болтать, глядеть, галдеть, шутить. Встречаться с друзьями из других отделов. Обкатывать мечту.


Понемногу, с потаенным смаком отключать лишние приборы.


Голоса сливаются. Интересные мысли перескакивают в заумь, в хохот, или вырываются из болота как золотистые бабочки, миновавшие стадию куколок и червячков.


      Снова мы с Деткой и чафром.


Сложно представить образ жизни того существа, которое живёт вечно.


Для начала, предположим, будто я надзираю рождение звёзд, расцвет, угасание и превращение в комок пепла. Привычки, бывшие некогда экстравагантными, устаревают через пятьдесят лет. Я попадаю в одну и ту же ситуацию. Часто? Теперь всегда. Можно представить, как пучится в душе бессмертных людей чувство дежавю.


Постаревшая Вселенная схлопывается в зёрнышко. Я зябну около опасного эмбриона мира, ожидая следующего Большого Взрыва.


Неприятно. Даже если уверен в безопасности. Будто бы ты, голый скрючился в трансформаторной станции, поблизости от гудящих проводов.


Больно.


Приятно думать о том, что вечно само в себе.


Если всё исчезнет, они останутся.


Идеи.


Да, они. Точно, Детка.


4. Цифры не умирают. И всё то, что они извлекают из пустоты; графики, зависимости, фигуры и формулы. Теория вероятности. Игральный кубик, выкинутый на стол здесь, или в другом мире, явит единицу или шестёрку лишь в одном случае из шести. Это всегда. Немудрёный механизм, работающий по элементарным правилам, выписывает нескончаемые фрактальные фигуры. Спирали, круговороты, цветочки, ручейки, островки, … бурливый душ информации.


5. Можно представить, есть нечто выше высшей математики, той, которая с помощью правил выводит из ничего нескончаемые, однако же, как будто бессмысленные узоры.


Система смыслов выводится из ничего. Мы не можем предположить, как к этому подступиться чисто теоретически. Уверены только, что существует Книга обо всем, где все Слова пишутся с большой буквы.


 Как читаются Слова?


 В танце энергии и вещества.


Эти идеи мы постепенно перевариваем.


К сожаленью, крошечными порциями. Я ухватил лишь верхушку, неаппетитную заливку слов и знаков.


 Песочные Слова обнаруживают живые орнаменты, уничтожающие смерть.


 Лекарство от боли, сомнений и смерти.


Ответ на вопрос, отчего безмозглые твари, ящеры, позвоночные и хордовые пожирали друг друга так долго, миллионы и миллиарды лет, пока природа почти случайно не выявила венцов творения.


6.1. Элементарные структуры способны читать Слова. В сущности, это груды материала, раздробленные на равновеликие части; капли водопада, глинистый берег под волнами прибоя, и тому подобное. Любая порция пористого вещества, имеющая запасы тепла, проникается течением мысли. Анализирует и воплощает в себе Слова. Совершенствуется, усваивает правила, примитивные и рефлекторные, после противоречивые, почти невыполнимые.


 7. Не было долговременной эволюции молекул.


 На земле и под нею не найти ни одного комочка грунта без признаков чьей-либо жизнедеятельности.


 На первобытной планете имелся круговорот воды, глины и тепла. Более ничего. Неподготовленному рассудку трудно видеть, что любое прогретое скопление полостей пропитывается живым духом.


Нужно лишь подыскать явлению точное имя.


Природный процессор.


Инкубатор духа.


8.1. В-общем, любая, не очень большая полость, на границе законов квантового и нашего мира, есть логический элемент. Инфракрасное излучение, прогревающее лабиринты «да», «или», «нет» вызывает из микромира признаки интеллекта.


 Гон.


Модель прохождения зёрнышек света сквозь вещество.


Песок сеется через миллионы отверстий. Сито, под ним ещё сито, и еще множество таких решёток.


Удивительно, как элементарный опыт может всё прояснить.


Если прищурюсь, могу и сейчас видеть весь, до последней сияющей крупицы, игристый песок. Вы видите так, как я, дама и господин избранники?  Уже не однородный и бессмысленный, а разделённый на тысячи полосок круговорот. По идее, песок, собрание мельчайших доменов, кластеров, пылинок, обязан рассеиваться равномерно. Но, даже в самом грубом эксперименте не обнаружился тот однообразный фон, который предвещала линейная теория вероятности.


9. На подложке колонны проявлялись узоры, симптомы первоначального мышления взволнованной материи. Из этих узоров организовывались песочные замки. Пересечение, дифракция и интерференция. Сохранение вероятности в сопряженной системе тел. Вероятность, которая  размышляет, электризуется, излучает и поглощает, чувствует все то, чем заполнена среда. Одинокая песчинка, в краткий миг невесомости переживает всё происходящее вокруг. Слышит отзвук Слов. Эта информация проявляется в линии отражения песчинок от краёв отверстий. Как именно сказываются на ее движении крохотные поправки - нелегко до конца осмыслить. Так же, как объяснить на пальцах хотя бы обеих рук, каким образом песок производит небольшие, но очевидные чудеса.


10. Песочные Таблицы.


 Конечно, важно установить расстояние между ситами, диаметры отверстий и скорость. Но когда все факторы Гона вытанцовывалось свести к  правильной пропорции, тогда являлось чудо. Ощущалось присутствие деятельного гения места. Так мы называли феномен воздействия колонны Гон на мелкие вещицы, кварцевые часы, крутильные весы, рулетку и всякое еще. Можно было видеть, как поумневший песок стремится перенести своё влияние вовне. Ведь на самом деле материя имеет в распоряжении множество орудий воздействия на среду, помимо ложноножек, клювов, щупалец и человеческих рук.


Все началось с отклонений от бумажной вероятности. И все шло к тому, что могло бы быть написано на бумаге.


 К тому Богу, которого мы выберем.


Так мы говорили.


 


 


                                                >             * * *


 


11. Наверное, когда-нибудь я не смогу вспомнить примет Детки, Ливи, Альгора, Кайры, По, Агаты, доменов, джименов, которые ели со мной из Золотого Котла. Я буду понимать только что было время, когда было хорошо, железно и мило. И была живая любовь.


 И это запомнится, своим ярким, блестящим, с бегающими искорками, боком.


12.1. Золотой Котёл. Функциональная вещь.


В реликвии Нового Лазарета дышит, пыхтит тёплая, как кровь вкуснятина, образованная прослойками соуса, фарша, чечевицы, кукурузы, пшеницы и мёда. Мы разгребаем кашицу ложками.


 Наверное, я не смогу припомнить приключения, бытовые конфликты, причины слёз и смеха, встреч и расставаний. Ещё  ритуальные игры, разработанные для объединения душ. Я вспомню, только, что эта общая душа появилась и обволокла всех нас невесомым прозрачным одеялом.


Явилась вместе с жутью, тонко щекочущей внутренности.


Такое бывало, когда мы, первокурсники выбирались из Интерната в столицу Сетана и, по заданию своих опекунов тащили из саквояжей подозрительных незнакомцев разные дорогие вещи. А потом с непрекращающейся дрожью, держась за руки, и за животы, ждали ответного визита бандитов.


13. Ночью и днём.


Но мы бредем, несмотря на спазмы в сердце.


И мы придем.


К ясному и туманному через тёмное и непонятное. Так ведь, кажется, звучит девиз алхимиков?


Нет, у нас все как в комфортабельном психоневрологическом диспансере, созданном для великомучеников. Джимен. Дже. Больной. После множества испытаний укрепились такие прозвища.


Понятненько, почему иногда мы титулуемся «болельщиками». Ведь к прихотям пациентов, персонал приличной лечебницы относится благожелательно. Нет понятия неправильного поведения. Все злобные выходки обращаются ими в шутку. Доктора не обрывают пациента на полуслове, какую бы дурость он не лил в уши. Соболезнуют, ласкают, как член своего тела. Приличнейший пример для подражания.


Мы врачи и пациенты. Когда поёшь правильные слова, так же, как самый высокооплачиваемый психиатр, но только бесплатно, понимаешь, что получаешь удовольствие. Не можешь накричать на того, кто говорит и делает все не так, как надо. Нормально общаться с больным, униженным капризулей сложнее даже, чем знакомиться с затянутыми в паранджу, напомаженными пустейшими куколками уль-Карбона. С теми фрейлинами, которые берут на сто тысяч раз больше, чем отдают. Им надо уступать. Прыгать, словно дрессированный пудель. Врач, словно дамский угодник, обязан знать массу нестандартных подходов. Наверное, это еще даже лучше, чем не сопротивляться мыслям озабоченных родителей. Необходимо самому превратиться в безоткатный механизм лечения. Изгнать из солнечного сплетения яд, который никакой не яд даже, а необходимое в жизни желчное противоядие от ядовитых слов. Делая так, чувствуешь, что становишься сложной и хрупкой, живой, прямо таки вавилонской  башней, достраивающей себя до небес.


До самого последнего Бога. Не того, который позволял себе топить в девственной воде неуклюжий мир, если он ему не нравился. А до того, который все это мог любить и переделывать.


Индивидуальный Котел наполняется начинкой.


Наполняться положено вместе.


 


* * *


 


14.1. Мы ловим джам.


Вот новая традиция Лазарета. Теория проста. Всё, что вымораживает степени свободы. Собственно, во все времена целью религий было принудить множество живых созданий проделывать что-то одно одновременно. Армия и государство к этому равно причастны. Солдатам нужно шагать строем, есть из одного котла, спать в палатке и синхронно бить мечами о щиты. И даже убивать вместе. Всё это для возникновения хотя бы тени взаимного понимания.


Действие церемониалов можно объяснить.


Одновременно и одинаково сокращаются сердца, когда мы прыгаем в воду. Или едим пищу, жутко острую, сладкую, горячую или холодную. Святую и светящую.


Так у нас появился Остров. Бассейн в  зале с раздвижными, отъюстированными зеркальными стенами. Стиральная Машина. Машина. Теперь некоторые называют это приспособление джама Купелью. Какая разница? Слова имеют значение, но они исчезают, когда не можешь прокряхтеть ничего кроме «джмяу».


 Фотографические вспышки. Гром. Это лишь немногое из спектра ритмов, вроде ударов дефибриллятора, необходимых для синхронизации сердец. После сладкого предвкушения никогда не предающей удачи, в организм вплывают колокола. Инфразвук мнет внутренние органы. Хочется плакать и говорить нежные слова. Ультразвук щекочет. Синхронизация желудка, мозга, глазных яблочек приманивает невидимого леопарда, грозящего парализовать мозг, тогда, когда мы по своему произволу отдалимся друг от друга.


Когда появляются летучие белые шарики в ореоле нимбов, первая полновесная диковина джа, ощущение, что плещешься среди декораций, пропадает.


 Перебрасываться шариками то же самое, что обмениваться кровью, насыщенной наследственной памятью. Обновление и омоложение. После первоначального озноба, вызванного психической аллергией, проявляется развернутый мир.


Можно разгуливать по Водоёму-вселенной, который был тогда-то ёмкостью с круглой тумбой посередине и отверстиями по углам. Я точно видел, как изготавливали бетонный короб в виде неправильной буквы «L» молчаливые специалисты.


 Изначально он предназначался для определения пути вещей, пробуждающихся под действием света. Мы узнали, что взвешенные в воде объекты кружатся возле ламп сообразно тому прошлому, которое вобрала в себя структура.


Игры тел. Вроде как бы любовь


Но это оказалось не интересно. Эксперимент продолжался как-то по-другому. Бассейн взял Эври. Опыты по синхронизации душ.


 Теперь это лакомство доступно также для Корпуса и Домена.


15. Когда двери захлопываются, таймер начинает отсчет мытья. Водоем площадью сорок квадратов, делается пространным, как заколдованный лабиринт, и в то же время миниатюрным как душевая кабина в ближайшей к Интернату гостинице «ползвезды», где можно было предаваться мечтам и мальчишеским удовольствиям.


Можно отыскивать причину и следствие, испытывать щемящие чувства, блуждая по Купели, пробовать воду на вкус кожей, захлебываться барашками смикшированной воды. Приятно, сладко и со страхом терять разум, как бывает, когда ожидаешь встречи со своим запредельным отражением, грациозной русалкой или безжалостной пантерой. Можно попасть в след организма Агаты, прочувствовать её ювелирные внутренности, вплоть до специфик гистологии юкстагломерулярного аппарата. Если по-особому кликнуть, в том углу всплывет кит. А в том уголке можно уже ничего не бояться, будто ты просто ловишь полновесную рыбу.


Игра в Остров. Чафр, Детка и я. Агата. И еще люди. Иногда к нам подплывал Юм. Конечно, он стеснялся своего тела в жалких плавках. Хотел потрогать нас. Почему нет? По правилам, ему бы надо было снять плавки, но он стыдился. Интересно быть на Острове. Начинать новую жизнь.


Вот дерево.


Большое.


Оно зелёное.


Пусть так. Да, так.


Детка высказывала, какие листья. Кто-то прибавлял красок. И в общем сознании это дерево оставалось. Не так, как в будничной мечте. Обычно можно вообразить вещь, на фоне окна, двери комнаты, или в углу. Из-за того, что обычные мысли такие короткие, придуманная вещь скоро растворится. А после мытья, пока мы ещё синхронизированы, пульсации мозга и души рождают новую действительность. Изобретенная вещь остается там, где ее установили. И шевелит ветвями, если это дерево.


Там могут завестись плоды и птицы.


 16. Кажется, надо только закрепить это, и всё, господа! И полный успех предприятия. Рай подан!


Время от времени необходимо будоражить воду, и требовать, чтобы она отдала кровь и крики. Прочувствовать безволие, любовь к мёртвым. Будто ты расположился в домике, укрытом дремучим деревенским ливнем. Можно непринужденно раскладывать мозги по полочкам и работать над всеми ошибками.


 


* * *


 


17. Странно, но они слушали. Утром. На завтраке. Детка и чафр. Правда, иногда они  принимались сгрызать заусенцы на фалангах пальцев, или проявляли излишне пристальное внимание к блюдам. Я с удовольствием изрекал реальные вещи. Свекольный свежевыжатый сок пробуждал красноречие. Приятно быть многозначительным и важным, когда говоришь слова, которые касаются сердца Вселенной.


18.1. Материя разделяет одинаковые образования пустотой и временем. Электроны, атомы, молекулы, все равные структуры разобщены. Их необычная встреча развязывает путы физических законов, сковывающих дыхание материи, среди которых теория вероятности и законы термодинамики.


 19.1. Статистики Ферми и Бозе-Эйнштейна. Принцип Паули. Соотношение неопределенностей Гейзенберга. Спутанность частиц. Адамс. Аспект. Ву. Парадокс Эйнштейна-Розена. Вздор. Сам божественный базис восхождения к жизни случайной материи, собственной персоной. Отдельные его проявления, подмечаемые прозорливыми яйцеголовыми, вряд ли должны называться именами заслуженных, но никак не святых натуралистов.


Лучи, рождённые Солнцем, костром или нитью настольной лампы, выскальзывают из потока, увязают в глыбах вещества, пробираются сквозь пустоты и стены, следуют от одной ловушки к другой и, нагрузившись буквами Слов, останавливаются в узлах лестничных клеток. Мечут жребий, указывающий характеристики хода. Указатели элементарной души, игральные шарики атомных комплексов пропускают их в непроходимые клетушки, залы и перекрестки, задерживают или гасят.


Эти представления помогают закидывать мозгами очень далеко, когда нельзя отрыть только одну формулу, прогнозирующую метаморфозы. Дают толчок движению мыслей, потому что связаны с подсознанием.


При посредничестве энергетических лестниц частицы света воздвигают кварталы материи, пригодные для заселения душой.


 Тут я не удержался и продемонстрировал пару-другую известных формул. Наизусть. Просто так. Превращение света в материю.


Категория: Новости | Просмотров: 117 | Добавил: muchand | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
«  Июль 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2019
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz