Четверг, 17.10.2019
Мой сайт
Меню сайта
Категории раздела
Новости [431]
Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 4
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2010 » Декабрь » 2 » Говорим по-русски. Передача-игра
09:43
Говорим по-русски. Передача-игра
Потом ещё Борис Жуков проанализировал, вообще из чего составляется молодёжный жаргон.Ведущие: Ларина Ксения , Северская Ольга , Королева Марина | Время выхода в эфир: вс, 10:10

Подробнее о передаче
Эхо Москвы
Эфир
Ведущие: Ксения Ларина ,
Ольга Северская ,
Марина Королева
Передача: Говорим по-русски. Передача-игра

К.ЛАРИНА: Ой, как нас много сегодня! Так приятно!

М.КОРОЛЁВА: Как всегда, между прочим. Доброе утро.

К.ЛАРИНА: Здравствуйте. Это Марина Королёва строгая приехала.

М.КОРОЛЁВА: А это Оля Северская. Я надеюсь, у вас тут всё в порядке?

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, да.

К.ЛАРИНА: Как-то не очень, Марина.

М.КОРОЛЁВА: Ну, а я про программу.

О.СЕВЕРСКАЯ: Программа-то ничего.

М.КОРОЛЁВА: Я только про программу «Говорим по-русски».

К.ЛАРИНА: А тут чего-то у нас какая-то лажа происходит вокруг. Просто кошмар какой-то.

М.КОРОЛЁВА: И не говорите.

К.ЛАРИНА: Да, да.

Ну, что? Какие у нас планы сегодня, девочки?

О.СЕВЕРСКАЯ: Планы у нас сегодня такие….

К.ЛАРИНА: Давайте поднимать настроение друг другу.

О.СЕВЕРСКАЯ: Будем поднимать настроение. И хотели бы мы начать тоже, Ксюш, с поздравлениями. Только тебе мы это уже сделали в коридорчике.

К.ЛАРИНА: Спасибо вам большое. Очень приятно.

О.СЕВЕРСКАЯ: Вчера был день рождения не простой, а юбилейный у нашего любимого Владимира Владимировича Лопатина, замечательного учёного, председателя Орфографической комиссии, автора знаменитого Орфографического словаря, который нашумел.

Владимир Владимирович! Мы Вас любим!

М.КОРОЛЁВА: Владимир Владимирович! Мы Вас поздравляем.

К.ЛАРИНА: Так, вы ещё раз скажите фамилию человека, а то он нас не поймёт. Скажет: «Там Северская с Королёвой и с Лариной всё утро поздравляли Владимира Владимировича».

М.КОРОЛЁВА: Лопатина. Ну, он, правда, Владимир Владимирович Лопатин.

О.СЕВЕРСКАЯ: И без Вас мы не мыслим себе ни нашей программы, ни нашей жизни. Это правда.

М.КОРОЛЁВА: Вы наш всегдашний эксперт, Вы наш любимый словарник. Вот так! И, кстати, если уж, нас часто спрашивают, к каким словарям обращаться лучше, каким словарям доверять? Вот, что касается Русского орфографического словаря под редакцией Владимира Владимировича Лопатина, то вот этому словарю я со своей стороны доверяю беспрекословно.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, вот так.

К.ЛАРИНА: Вот. Ну, хорошо. Хоть что-то приятное в этой жизни.

М.КОРОЛЁВА: А Альманах «Говорим по-русски» будет в конце этого часа. И это тоже, я надеюсь, хорошее событие. В 10.50римерно. Ну, а до этого мы будем разыгрывать книги, мы будем отвечать на ваши вопросы. Мы будем…

К.ЛАРИНА: Ты активная сегодня. Смотри, да?

О.СЕВЕРСКАЯ: Отдохнула, отдохнула.

К.ЛАРИНА: Я прямо боюсь, боюсь её!

О.СЕВЕРСКАЯ: Мы выбрали тему для обсуждения, потому что зацепились мы за публикацию «Отцы и киндеры». Замечательное заглавие придумал Борис Жуков из Нижнего Новгорода. Эта статья опубликована была в «Нижегородской Правде», а написана была по случаю того, что вышел словарь «Молодёжный сленг в Нижнем Новгороде» Грачёва и Романовой.

И также есть ещё и другой словарь – Толковый словарь молодёжного сленга профессора Никитиной, о которых как раз и размышляет Борис Жуков.

Ну, во-первых, ни для кого не секрет, что сегодня у нас десятки молодёжных культур и неформальных объединений. У каждой свой язык. И вот, кстати, их язык очень редко понятен не только отцам этих детей, но и даже детям из других, ну, немножко побоюсь этого слова: группировок. Но, тем не менее, скажу так: групп, вот мягче говоря.

Ну вот, Борис Жуков открывает, например, Толковый словарь молодёжного сленга Никитиной, и видит там такие забавные, прикольные выражения, как: «Сушить бивни», что означает улыбаться, «обмениваться микробами», что означает целоваться, ну, и, например, «лохматить Шандыбина» - говорить о политике. Действительно забавные выражения, но и очень много всего отрицательного, агрессивного. Очень много жаргона, который касается наркотиков, который касается насилия, который касается правопреступных всяких разных действий. Так, романтика бандитизма, очень много всего сексуального, причём, так сказать, такого, ну, как сказать, не в романтическом, а так сказать бы: в жёсткой форме, только в сленге.

М.КОРОЛЁВА: Ну, Борис Жуков говорит, что по прочтении словаря Никитиной его ошарашило то, что он на три четверти примерно состоит из слов, выражений наркоманов, криминальных элементов, «пикаперов», как он говорит, и так далее.

К.ЛАРИНА: А вы знаете, что, когда эти выражения употребляются в сленговой речи, мне кажется, что даже не все понимают, что они означают на самом деле. Потому что это же так передаётся по воздуху воздушно-капельным путём, что называется. Да?

О.СЕВЕРСКАЯ: Это точно. Потом ещё Борис Жуков проанализировал, вообще из чего составляется молодёжный жаргон. Во-первых, из заимствованных слов, когда там: «мани» - это деньги, «кис» - поцелуй. Ну, такие самые простые слова из искажённых общеупотребительных. Например, директора можно назвать «дирюгой». А из иностранных слов, которые начинают свою жизнь по-русски, то есть, подчиняются законам русской грамматики. Ну, например, «аскать» вместо просить, каких-то там сокращений. Ну вот, «Гроб» - гражданская оборона. Мы все помним, был такой у нас предмет.

А вот то, что домашнее задание называют «дозой», что, на мой взгляд, очень символично. Такой, как бы это вот: укололся и забылся, да, получается? Для меня, например, открытие.

Ну, и там слова какие-то старые, уже освоенные русским языком, наделяются новым смыслом. Например, неумёху называют… Или неумеху, неумеху, наверное, - пионером, а представителя секс меньшинств – меньшевиком. Мазут – это кока-колу пить.

К.ЛАРИНА: Мне нравится «лохматить Шандыбина».

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, нельзя сказать, что это очень всё замечательно.

М.КОРОЛЁВА: Но вот, смотрите, какой вывод делает Борис Жуков. Вот он считает, например, что словари жаргонов, как таковые, вообще не нужны. Он считает, что они вредны. Он говорит: «Конечно, одни словари погоды не делают, нужна госполитика, направленная не на поощрение рэпников и

хип-хопников, а в поддержку настоящей творческой интеллигенции. «Интеллигентному, порядочному человеку, - говорит он, - на дух не нужны многотомники мата, блатной и прочей тусовочной фени».

О.СЕВЕРСКАЯ: Кроме того, Борис Жуков говорит, что такое вот издание словарей разных групп, разных сленговых представителей, оно, в том числе раскалывает ещё и общество по языковому принципу.

Ну, он не говорит о том только, кто виноват. Он предлагает альтернативу. Он говорит: Может быть, нам не надо вот так издавать словари молодёжного сленга с тем, чтобы все учились языку друг друга, и с тем, чтобы не пропагандировать вот эти три слов, которые отражают определённый срез.

М.КОРОЛЁВА: То есть, получается, что мы узакониваем этот язык. Да?

О.СЕВЕРСКАЯ: А, может быть, наоборот, там издать вот огромный, который начинали ещё в советское время, 20-томный словарь русского языка, там, на 110-120 тысяч слов Толковый, и такой его аналог – школьный вариант, такой на 4 тысячи слов.

К.ЛАРИНА: Без сленговых словечек?

О.СЕВЕРСКАЯ: Нет, общего языка, вот того языка разговорного.

М.КОРОЛЁВА: А как же со сленгом? Он тоже туда пойдёт?

О.СЕВЕРСКАЯ: Нет, нет, вот литературного языка.

Литературного языка, который будет обязателен для изучения в школе.

К.ЛАРИНА: А вот эту дрянь туда не включать?

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, конечно, нет.

К.ЛАРИНА: Ну, девочки, давайте всё-таки начнём с того, всё-таки, возвращаясь к вот этим сленговым словарям, которых огромное количество сейчас развелось, да?

О.СЕВЕРСКАЯ: О, да!

К.ЛАРИНА: От русского мата классических текстов до вот этих вот примеров, которые мы сейчас приводили вот в этой книге Никитиной.

О.СЕВЕРСКАЯ: Мы говорим именно про молодёжный жаргон.

К.ЛАРИНА: Но это же абсолютный элемент, как мне кажется, рыночной культуры. Это хорошо продаётся. Это ничем не отличается от любого другого поп-чтива, которое пользуется большим спросом. Понимаете?

М.КОРОЛЁВА: Да. Есть любители почитать такие словари.

К.ЛАРИНА: Это же не для научных трудов, и не для ознакомления.

М.КОРОЛЁВА: Да, о чём и говорит Жуков.

К.ЛАРИНА: Это просто распространяется как чтиво.

М.КОРОЛЁВА: А как ты это запретишь?

Тогда вопрос: а надо ли вообще эти словари издавать? Это вообще вредно или полезно скорее?

К.ЛАРИНА: Ты же их не запретишь, это же не централизованное руководство издательствами. Правда?

О.СЕВЕРСКАЯ: Нам же обещали комплексную реформу языка в смысле Комплексную программу его развития. Да? Ну, и почему бы тогда, если у нас есть Закон о русском языке, то можно…

К.ЛАРИНА: Запретить.

О.СЕВЕРСКАЯ: Или хотя бы снабжать какими-то подписями.

К.ЛАРИНА: И тогда нужно ввести вот тот Список запрещённой литературы. И объяснить, почему. Потому что у нас пока литературу запрещают только, если она подходит под экстремизм, под статью об экстремизме. Больше ни по каким причинам. Или пропаганду фашистских взглядов.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ты знаешь, я тебе могу сказать, что, в частности, наша Справочная служба и наша вот Оксана Грунченко…

К.ЛАРИНА: Истинно русского языка?

О.СЕВЕРСКАЯ: Истинно русского языка имеется в виду, которая ею руководит, рассказывала мне, что, например, Комитет по борьбе с наркотиками, если пользоваться сленгом, «он кошмарит» филологов. Потому что он звонит и говорит: «Вот у вас пропаганда наркотиков».

Совершенно верно. Там просто как бы есть ещё какие-то способы их применения, то есть, вот в Толковом словаре, и просят убирать эти слова.

М.КОРОЛЁВА: А я, например, держала в руках просто Словарь. Называется: «Словарь наркоманов». Вот это издаётся.

К.ЛАРИНА: Легально?

М.КОРОЛЁВА: Конечно, более того, эти словари могут быть…

О.СЕВЕРСКАЯ: Могут быть ограниченные тиражи. Они могут не продаваться в больших магазинах, например, в каких-то специализированных. Потому что изучать явление, конечно, надо.

К.ЛАРИНА: Вот для того, чтобы его искоренять.

М.КОРОЛЁВА: Ну, вот есть, например, в Институте русского языка какой-нибудь прилавочек с книгами. Пусть там продаётся, к примеру. Или, может быть, в Университете, там, на филологическом факультете.

О.СЕВЕРСКАЯ: Может быть, в каких-то таких вот магазинах с очень сильной, интеллектуальной литературой. Либо снабжать, как вот на некоторые же фильмы, например, не пускают граждан до 14 лет, до 16, до 18. Какие-то там такие. Может быть, просто…

К.ЛАРИНА: Продавать до определённого возраста.

О.СЕВЕРСКАЯ: Да, обязать просто, не то, что там покупать, а…

К.ЛАРИНА: Вот смотри, представь себе на секундочку, что действительно мы пишем там: «Осторожно! Детям до 16 лет не читать! Заворачиваем это в целлофановый пакет». И в таком виде это стоит на прилавке. Так к первому к этому побегут! Именно к этому, замотанному, закрученному, с огромным количеством предупредительных знаков: «Осторожно!», «Опасно!», и прочее.

О.СЕВЕРСКАЯ: Безусловно, мне кажется, что если там будет две надписи: «Для изучения», но не для активного употребления, это станет интересной, это можно будет понять.

М.КОРОЛЁВА: Ну, можно себе представить?

К.ЛАРИНА: Послушай, Оль, на сигаретах тоже пишут, на сигаретных пачках, что курение приводит к смерти. Никого это не останавливает.

М.КОРОЛЁВА: И всё-таки давайте, вот мы, может быть, действительно зададим такой вопрос: Вот это вредно, или полезно издавать такие словари?

К.ЛАРИНА: Сейчас мы спросим. Просто у нас любой запрет он, конечно, наоборот, популяризирует явление, которое требуется запретить, к сожалению.

М.КОРОЛЁВА: Конечно. И, если это ограниченный тираж, то он, как тебе сказать? Он по определению не разойдётся очень широко. Ну, если он ограничен, ну что его там будут ксерокопировать, что ли?

О.СЕВЕРСКАЯ: Это, во-первых. Во-вторых, нужно просто не исключать вот те самые три четверти слов Словарь молодёжного жаргона». Ограничиться такими симпатичными выражениями, как, я не знаю, как раньше у нас было: «шнурки в стакане», или там «пасти ёжиков».

М.КОРОЛЁВА: Неопасными.

О.СЕВЕРСКАЯ: Неопасными, такими забавными.

М.КОРОЛЁВА: А вот, например, что касается Словаря наркоманов, то, может быть, оставить его для пользования в Госнаркоконтроле.

О.СЕВЕРСКАЯ: С грифом: «Строго секретно».

М.КОРОЛЁВА: Да, пусть люди пользуются по назначению. Зачем это популяризировать-то? Вопрос-то вот в чём.

К.ЛАРИНА: Ну, короче. Мы спрашиваем у людей: что, вредно это, или полезно? Нужны ли такие словари, которые, по сути, раскрывают нам смысл молодёжных сленговых выражений?

М.КОРОЛЁВА: Не только молодёжных, криминальных. Субкультурных.

О.СЕВЕРСКАЯ: Но молодёжных в особенности.

К.ЛАРИНА: Наркоманских и прочих, гопников, скинхедов, у них тоже, кстати, есть свой словарь абсолютный.

О.СЕВЕРСКАЯ: Конечно.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста! 363-36-59 – это телефон прямого эфира. Ваше мнение: нужны ли нам такие книжки?

Алло! Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я учусь в лицее 169.

О.СЕВЕРСКАЯ: Так, отлично. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: (нецензурной, грязной бранью оскорбляет ведущих).

О.СЕВЕРСКАЯ: Так, отлично, кто учится в лицее 169.

К.ЛАРИНА: Зафиксируйте, пожалуйста, номер телефона. Мы сейчас его, это сами с ним сделаем.

Алло! Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Алло! Здравствуйте. Я в эфир звоню?

К.ЛАРИНА: Да, и Вы здесь уже.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Уже в эфире?

К.ЛАРИНА: Да.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Очень приятно. Здравствуйте, доброе утро.

Мне очень жаль, что пришло такое смешение сленга молодёжного, студенческого и криминального. Вот это недопустимо.

К.ЛАРИНА: Так. И что?

М.КОРОЛЁВА: А словари, словари-то нам нужны? Чтобы знать, что это такое? Что это за слова? Что они означают?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Словари я считаю, что не нужны. Нужно просто образование в школе, в институте. Дети, студенты они должны получать образование, говорить на нормальном языке.

М.КОРОЛЁВА: Подождите. Но явление-то языка есть? Вот есть это.

К.ЛАРИНА: Эти слова существуют в отдельно взятой общности.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Да.

К.ЛАРИНА: Это нужно каким-то образом действительно нам изучать. Вот нам, простым смертным, которые, казалось бы, к таким организациям не имеют никакого отношения.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Ну, может быть, действительно людям, которые занимаются языками, это нужно изучать.

К.ЛАРИНА: А вот так вот, для всех, в общем доступе, Словарь, допустим, ненормативной лексики, Словарь наркомана, - как было сказано, Словарь криминального авторитета, Словарь скинхеда?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Вот возьмите мат. Лично мне это неинтересно. Мне такой словарь не нужен.

К.ЛАРИНА: А как Вы думаете, он вред больше приносит, или

всё-таки пользу, на Ваш взгляд, вот такого рода литература?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Я считаю, что вред.

К.ЛАРИНА: Но всё-таки это больше к пропаганде, да? Хорошо, спасибо Вам.

М.КОРОЛЁВА: А с другой стороны, я вот думаю: возьмёт человек такой словарь, полистает его, посмотрит, почитает и ужаснётся! И никогда не будет этих слов произносить? Нет! Я смотрю, на ваших лицах отражается скепсис, сплошной скепсис.

О.СЕВЕРСКАЯ: Нет, это смотря, какой человек.

К.ЛАРИНА: Так, впрямую, конечно, всё равно всё-таки, как мне кажется, слова вот такого рода они передаются, опять же, по воздуху, а не из книжек берутся.

М.КОРОЛЁВА: Хорошо. А представь себе десятилетнего школьника. Ну вот, его папа, например, купил Словарь наркоманов так, для себя, для интереса, полистать.

Вот десятилетний ребёнок берёт этот словарь, читает.

К.ЛАРИНА: И что? Он с таким же успехом может взять «Камасутру» посмотреть.

М.КОРОЛЁВА: С интересом вникает. Ну да, я так думаю, и смотрели многие в книжных шкафах своих пап.

К.ЛАРИНА: И что? И что с ним после этого происходит?

М.КОРОЛЁВА: Ну, впечатлительные дети бывают, очень сильно впечатляются.

К.ЛАРИНА: Или спросят: «Папа, что это такое?». Или будут учить наизусть?

М.КОРОЛЁВА: Я не думаю, что у папы. Скорее пойдёт на двор, наверное, разузнавать, что это такое?

Ну, в общем, вопрос, вопрос.

К.ЛАРИНА: Вопрос, да.

Алло! Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Добрый день. Меня Андрей зовут. Вот Марина сказала: ограниченным тиражом. Вот представьте себе: студенты РГГУ, скорее всего, будут пользоваться этим словарём. А Свердловская или Кемеровская глубинка и без словаря будет всё знать.

М.КОРОЛЁВА: Так нет! Это мы знаем, что они знают. Нам просто хотелось бы понять: надо ли эти словари выпускать широко? Или вообще лишнее дело, не нужно это делать?

АНДРЕЙ: Мне тоже хотелось бы понять. Для этого нужно ответить на вопрос: кто адресат? Антропологи, психологи. Лингвисты…

К.ЛАРИНА: Или массовая аудитория.

М.КОРОЛЁВА: А Вы, как отвечаете на этот вопрос?

АНДРЕЙ: Массовой аудитории не нужно.

К.ЛАРИНА: Не нужно, считает.

АНДРЕЙ: Она не будет подходить туда, где продаётся такая литература.

К.ЛАРИНА: Понимаете, какая штука? Вот мы опять, всё равно, мы упираемся, вот что значит, нужно – не нужно. Хорошо, даже если это не нужно. Слушайте, сколько дряни продаётся абсолютно бессмысленной и не нужной. Даже вредной! Но она же продаётся и выпускается. Значит, мы приходим всё равно, по-любому к теме запретов.

Вот скажите мне, пожалуйста, Марина, вот ты как считаешь? Тогда что? Запретить?

М.КОРОЛЁВА: Не запретов, ограничений. Потому что я вот ну не знаю, я жёстко стою на…

К.ЛАРИНА: Отменить продажи?

М.КОРОЛЁВА: Да. Вообще ограничений определённых. Мне вообще кажется, что свобода – это всё-таки система ограничений. Понимаешь? Правда же?

К.ЛАРИНА: Безусловно! Но у нас же эта система не работает совсем на элементарном уровне, у нас детям продают сигареты и банки с этими самым с коктейлями.

М.КОРОЛЁВА: То есть, ограничения есть?

О.СЕВЕРСКАЯ: Но никто же не исполняет. Всё это происходит

по-прежнему. Может быть, надо с чего-то начинать. Да? Но штрафуют. На самом деле, можно послать, да.

К.ЛАРИНА: То, что хорошо продаётся, оно будет продаваться. Это закон. Только, если действительно запретить. Вот только так!

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, тогда есть ещё вопрос тоже на самом деле и к авторам, к авторам словарей, потому что я бы хотела. Знаете, когда мы говорим, что нам не нужен Словарь там матерной лексики или Словарь наркомана – это однозначно.

Но мы говорим именно о Толковых словарях молодёжного жаргона, с чего мы и начали, которые состоят на три четверти из вот лексики, которую никто не пропагандирует.

К.ЛАРИНА: А почему, кстати, изначально переполагание такого издания? Для чего оно издаётся? Как это формулируется?

О.СЕВЕРСКАЯ: Переполагание такое, во-первых, изучить, систематизировать.

К.ЛАРИНА: Чтобы отцы понимали детей, да?

О.СЕВЕРСКАЯ: Чтобы отцы понимали детей, чтобы дети понимали друг друга, если они принадлежат к разным группам, или там чего-то не читали.

Я думаю, что первая задача: это, конечно, собрать, изучить, систематизировать, классифицировать, потому что словари делают учёные.

Ну, и потом, да, это интересно. Ну, просто, молодёжные группировки. У нас не любят смотреть сериал «Школа», потому что там говорят так, как нам не нравится. Хотя так говорят, безусловно. Но в молодёжной, как бы это сказать? Тусовке, - вот будем уже так оставаться на их уровне языка. Там действительно принято ну как бы круто выражаться. Это очень здорово выражаться по-молодёжному.

К.ЛАРИНА: Вот это было и в нашей юности.

О.СЕВЕРСКАЯ: Но мы ловили словечки друг у друга, понимаешь? А можно почитать, например. Может, человек и не возьмётся там за шприц и так далее, но одни красивые выражения…

К.ЛАРИНА (перебивает): Я думаю, что, девочки, это проходили в школьном своём отрочестве, когда мы эти словари сами писали. Мы писали эти словари. Вспомните. У нас в тетрадках писали. Мы эти школьные словари сами придумывали. Они ходили у нас по рукам. Мы их переписывали.

М.КОРОЛЁВА: Но это была скорее игра. Давайте проголосуем.

К.ЛАРИНА: Но всё равно! Издавали сами! Значит, они были нужны! Значит, есть какой-то запрос в обществе.

О.СЕВЕРСКАЯ: Правильно. Запрос, безусловно, есть, но вот авторы, которые, всё-таки взрослые и умные, и учёные, и понимают, мне кажется, что они должны самоограничение какое-то себе оставить, и смотреть, сколько у нас процентов этой лексики.

М.КОРОЛЁВА: Давайте проголосуем? Формулируйте.

Ну, давайте, попробуем: Словари жаргона – они скорее полезны, или скорее вредны? Если скорее полезны, то есть, надо их издавать: 660-06-64.

Если они скорее вредны, - 660-06-65.

НАЧАЛСЯ ПОДСЧЁТ ВАШИХ ГОЛОСОВ

М.КОРОЛЁВА: Ну, давайте ещё раз: Словари жаргона – они скорее полезны, или скорее вредны? Если скорее полезны, то есть, надо их издавать: 660-06-64.

Если они скорее вредны, - 660-06-65.

К.ЛАРИНА: Послушаем звоночки пока, пока идёт голосование.

Алло! Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Добрый день. Здравствуйте. Я как раз вот по этому вопросу. Меня зовут Володя, Москва.

К.ЛАРИНА: Да, Володя, Москва?

ВОЛОДЯ: Считаю, что крайне вредное явление, поскольку.

К.ЛАРИНА: В чём?

ВОЛОДЯ: А в чём? Вот в чём. По аналогии с медициной, извините. Существуют бациллы вредных болезней. Против них ставим барьеры. Нужны барьеры. Сейчас их нет. Это очень опасно.

К.ЛАРИНА: Ну, подождите. То есть получается, ну, мы, таким образом, загоняем это вовнутрь. То есть, оставляем там, где оно и процветает. Там, где эта болезнь, там, где её очаг. Понимаете?

ВОЛОДЯ: Так давайте создавать барьеры.

К.ЛАРИНА: Каким образом?

ВОЛОДЯ: Будем говорить красиво, как друг Аркадий говорит в вашей передаче.

К.ЛАРИНА: Это мы тоже согласны с Вами абсолютно!

М.КОРОЛЁВА: Не будут они, Володя! Не будут!

ВОЛОДЯ: А то диффузия вот эта, она только усиливает их.

К.ЛАРИНА: Так оно же будет распространяться совершенно бесконтрольно, конечно! Они же, ещё раз говорю, что очень многие люди, которые употребляют те или иные слова, они не понимают их смысла и значения и откуда вообще они взялись.

ВОЛОДЯ: Безусловно.

К.ЛАРИНА: А, если им объяснить, что это такое, может быть, тогда у них отпадёт охота употреблять то или иное слово.

ВОЛОДЯ: Боюсь, что нет. Опаснее диффузия в моём понимании. Поскольку, вот даже моя любимая Оксана Андреевна Барышева употребляет слово «тусовка».

К.ЛАРИНА: Это Ольга Северская сказала.

О.СЕВЕРСКАЯ: А, кстати, Пушкин ещё даже тусовался с друзьями.

ВОЛОДЯ: Вот, вот, вот!

К.ЛАРИНА: Это она сказала! Это не я!

О.СЕВЕРСКАЯ: Я тебе говорю: ещё Пушкин тусовался с друзьями. Слово древнее.

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: Можно подвести итоги голосования уже. Да?

О.СЕВЕРСКАЯ: Да.

К.ЛАРИНА: Тут, по-моему, всё понятно.

М.КОРОЛЁВА: Да. Мы спрашивали: словари жаргона они скорей полезны, или скорее вредны? Так вот, то, что они полезны, сказали 28%. То есть, меньшинство. 72% считают, что они скорее вредны.

Но мы, по-моему, то же самое примерно и в эфире с вами слышали. В основном, так думают.

К.ЛАРИНА: Но это взрослые люди, наверняка, выразили своё мнение. Я думаю, что, если бы мы опрашивали аудиторию молодёжную, там были бы другие всё-таки результаты. Я так думаю.

О.СЕВЕРСКАЯ: Я могу честно совершенно сказать, что мне нравится идея – дать вот такой словарь на 4 тысячи слов, и считать его обязательным к изучению. То есть, такой минимум литературный для изучения в школе. Потому что вчера я была на Дне русского языка на учительском марафоне, который проводил Издательский дом 1 сентября. Они вот каждый год проводят по всем предметам. Мы говорили про фразеологию, про её изучение. Меня потряс вопрос совершенно замечательного, очень уважаемого учителя. Он сказал: «Вы знаете, вот мы к ЕГЭ не можем, дети не в состоянии определить есть фразеологизм, или нет. Вот как им это объяснить? Мы пытаемся объяснить, говорим определение, а они не понимают». Это я к чему? К тому, что действительно они не читают. Потому что, как вы догадываетесь, в тестах там только самые такие ходовые какие-то выражения, там типа «альфа и омега» там. Ничего сложного нет, они их просто не знают.

И ещё меня совершенно потрясло, как говорили, как дети выполняют задания по вставлению букв в слово. Есть такое вот: вставьте пропущенную букву упражнение. Они не читают текста, они сразу читают слово. И получается, что чайники, едва коснувшись воды, снова взмыли вверх.

К.ЛАРИНА: Мы про это говорили, да.

М.КОРОЛЁВА: Знаете, у меня есть другое оригинальное предложение. Взять словари жаргона и внедрять в них нормальную лексику. Вот пусть они читают.

К.ЛАРИНА: Их обмануть, кстати, очень легко.

М.КОРОЛЁВА: Да? Абсолютно! Вот, пожалуйста, внедряй туда ту самую «альфу и омегу», которую они не знают. Они как раз думают, что это круто, круто!

О.СЕВЕРСКАЯ: Я же про чайники, которые всплыли. Я же не случайно, потому что слово «чайка» менее знакомо, чем слово «чайник».

К.ЛАРИНА: Значит, дорогие друзья, вы поняли, что мы уже эту тему потихонечку бросаем уже обсуждать, и ждём ваших вопросов программе «Говорим по-русски».

Напомним номер sms: +7 (985) 970-45-45.

У меня есть к вам вопрос – просьба, девочки! Может быть, вы мне поможете? У меня возникла необходимость придумать новое слово, придумать, обозначить термин.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ох! Это мы любим!

К.ЛАРИНА: Есть такое понятие, недалеко ходить, отходим от обсуждения «Ненормативная лексика». А как назвать одним словом «Ненормативные выразительные средства»? Я имею в виду, например, спектакль в театре, когда, вроде бы, мата нету, но то, что они делают, и то, какие нам предлагают метафоры, - всё это вот аналог.

М.КОРОЛЁВА: Ты имеешь в виду мимику, жесты?

К.ЛАРИНА: Мизансцены, в общем, всё то, что не слова. То есть, средства выразительности это называется на театре, или в искусстве.

М.КОРОЛЁВА: Только на самом деле неприличные. Да?

К.ЛАРИНА: Которые я считаю ненормативными, по сути. Вот как это всё определить? Скажите.

О.СЕВЕРСКАЯ: А нельзя так просто сказать, что они используют ненормативные средства?

К.ЛАРИНА: Ну, это понятно. Хочется красивый какой-нибудь аналог ненормативной лексики.

М.КОРОЛЁВА: Мы подумаем!

К.ЛАРИНА: Поскольку это стало уже общим местом, такой проблемой постоянной, это уже можно действительно определить, загнать какую-то терминологию предложить для этого.

О.СЕВЕРСКАЯ: А пусть нам предложат! Как бы вы назвали?

К.ЛАРИНА: Или, допустим, в кино то же самое. Есть, когда нет никакого мата. Никто матом не ругается, но смотреть на это невыносимо. То, что иногда мы называем условным словом «чернуха». Но это не совсем чернуха. Чернуха всё-таки это некое такое омрачнение действительности.

О.СЕВЕРСКАЯ: Это ненормативные выразительные средства, да?

К.ЛАРИНА: Да.

М.КОРОЛЁВА: Может, это непристойность?

К.ЛАРИНА: Тоже не так!

М.КОРОЛЁВА: Хорошо. Ненормативные выразительные средства. Непристойные выразительные средства. Как бы назвали вы это одним словом? +7 (985) 970-45-45.

К.ЛАРИНА: Когда вы кино смотрите и вам неприятно, вас оскорбляет то, как это представлено, в каком виде?

Но кто-то, может быть, посчитает тот же сериал «Школа» вот в этом смысле не очень нормативным.

Пожалуйста.

М.КОРОЛЁВА: Вот, пожалуйста, если у вас появится такое слово, присылайте.

И, заканчивая уж совсем эту тему, я бы может быть, знаешь, процитировала Елену, кандидата филологических наук, которая прислала нам sms-ку: «Всё зависит от научного качества словаря». Вот мне кажется это очень важно. Потому что, если словарь, извините, будет скучен, в хорошем смысле слова, если он будет скучный, академичный, то читать его широкая публика не будет всё равно. Это будет такой научный труд. Правильно?

Если же это будет нечто популярное, поверхностное и плохо сделанное, то, скорее всего, как раз вот публика это-то в руки и возьмёт. Поэтому мне кажется, что вот это тоже очень важное замечание.

К.ЛАРИНА: Марина, вопрос по событиям, который всегда у нас возникает, когда возникают события. А событие ещё какое возникло! КАтынь, или КатЫнь всё-таки? Поскольку сама лично я слышала «Вести-24» из Смоленска, программа «Вести» местного Смоленского телевидения, они говорят «КАтынь».

М.КОРОЛЁВА: Они говорят КАтынь?

К.ЛАРИНА: Да.

М.КОРОЛЁВА: Сейчас мы проверим, во-первых, по словарю Лопатина.

К.ЛАРИНА: Ну, поляки понятно говорят «КАтынь». Это польское название. По-польски звучит так. Но, как я поняла, в Смоленске тоже так называют местность.

М.КОРОЛЁВА: Давай-ка мы проверять, потому что на самом деле, ну, как тебе сказать? И то, и другое звучит, и то, и другое произносят. Более привычно КатЫнь. И вот наши руководители, если я правильно понимаю, они говорят «КатЫнь».

К.ЛАРИНА: Это мы все говорим здесь, в Москве, во всяком случае, за других не скажу, мы здесь все говорим «КатЫнь».

О.СЕВЕРСКАЯ: У Лопатина «КатЫнь». Да, сейчас ещё можно посмотреть по словарю ударений.

М.КОРОЛЁВА: Я знаю, что в своё время это очень сильно путали с Хатынью. Помните, в Белоруссии вот это самое место, где тоже были во время войны трагические события.

О.СЕВЕРСКАЯ: Понимаете, в чём дело? Если это, как это сказать? Польское произношение берётся за основу, там, конечно, действительно «КАтынь», потому что всегда даже при склонении слова ударение перемещается на предпоследний слог. То есть, там КАтынь. Если это имеется в виду польское произношение….

К.ЛАРИНА: Короче, мы ищем, я параллельно задаю вам вопросы.

«Скажите, пожалуйста, откуда пошло выражение «Мне светит, мне не светит?». Какая-то ассоциация с маяком?», - спрашивает Илья из Санкт-Петербурга.

О.СЕВЕРСКАЯ: Очень возможно. Возможно, с солнцем.

М.КОРОЛЁВА: Ну, это нужно смотреть более подробно. Просто мы тут обе углубились.

К.ЛАРИНА: Слово «лажа». Происхождение слова «лажа».

О.СЕВЕРСКАЯ: О! Мы об этом уже рассказывали. Там такая сложная история. Сейчас я не вспомню.

(Все смеются).

Нет, на самом деле, это какой-то бухгалтерский термин. И там вообще всё очень запутано. Если хотите, в следующий раз поподробнее поговорим.

К.ЛАРИНА: «А правда, что ПОРНО по Далю означает быстро?

О.СЕВЕРСКАЯ: Да, правда. Помню я такое.

К.ЛАРИНА: «Ага! Гопник со словарём! Ой, не смешите!». (Хохочет). Действительно, Валера, картину Вы нарисовали

какую-то нереалистичную.

М.КОРОЛЁВА: Словарь имён собственных даёт тоже: «КатЫнь, Смоленская область, Россия, город». Так что, КатЫнь. Смотрите, в словарях русского языка.

О.СЕВЕРСКАЯ: По- русски – КатЫнь, по-польски – кАтынь.

М.КОРОЛЁВА: Так что, в словарях русского языка это всё-таки КатЫнь.

О.СЕВЕРСКАЯ: По Новостям, Ксюш, ты любишь. Вот я заметила, что сейчас очень часто говорят, потому что у нас действительно такая весна была бурная, приступами, поэтому сейчас очень часто говорят о половодье и о паводке. И при этом в Новостях журналисты заменяют эти слова, как бы избегая повторов, и употребляют их как абсолютные синонимы.

Между тем, это абсолютно не синонимы. Потому что половодье – это разлив реки, когда река уже разливается. И это наступает действительно в определённое время, после таяния льда, снега или сезонных дождей. И половодьем называют период такого разлива рек.

А паводок – это кратковременное поднятие уровня воды в реке. Вследствие только поднятия уровня, но не заканчивающееся наводнением.

То есть, паводок – это, когда волна поднялась – растаял ли лёд, снег, или были сильные дожди, а половодье – это тогда, когда уже река, или какой-то другой водоём вышел из берегов. Так что, это не абсолютные синонимы.

М.КОРОЛЁВА: У меня был вопрос тоже, который касался трёх слов, трёх разных, но очень похожих слов: подручный, сподручный и сподручник. Вот, какое из слов правильное? – был вопрос.

Но вот, надо сразу сказать, что в словарях есть все три слова: и подручный, и сподручный, и сподручник. Единственное, что вот последнее слово: сподручник оно уже совершенно явно устарело. Это то же самое, что помощник, но был и сподручник, и сподручницы, и ещё у Даля вы можете найти: сподручнический, сподручницкий, и так далее. Вот это слово: сподручник, оно уже считайте ушло. Остались два слова: подручный и сподручный. И это не совсем одно и то же.

Значит, что такое подручный? Там есть два значения:

Первый – это то, что находится под руками, поблизости. Мы можем говорить о подручном инструменте: «Дай-ка мне там какую-нибудь отвёртку, какой-нибудь подручный инструмент».

Или же тот, кто помогает, помощник. Ну, там это тогда уже значение существительного: «Пришёл столяр с подручным». Так? С подручным.

И есть прилагательное: сподручный. Значит, это просторечное слово. В одном из значений там – удобный, подходящий.

К.ЛАРИНА: Мне сподручнее делать так.

М.КОРОЛЁВА: Да. Какое-то сподручное дело.

И второе значение – оно совпадает со словом «подручный» - тот, кто помогает: «Пошёл в подручные к столяру». Это слово, тоже, в общем, уже считается несколько устарелым.

К.ЛАРИНА: Столяр?

М.КОРОЛЁВА: Ну, да, да, да. Пошёл в подручные к столяру.

К.ЛАРИНА: Какие-то неправильные все слова говоришь, Королёва! У нас люди говорят: стОляр!

М.КОРОЛЁВА: Здравствуйте! Какие это ваши? Нет таких среди нас людей!

К.ЛАРИНА: Вот они прислушиваются к тебе: «Разве вреднЫ, а не врЕдны?».

М.КОРОЛЁВА: Я бы сказала «врЕдны». Оля, дай-ка мне Лопатина!

О.СЕВЕРСКАЯ: Да? Я тебе дам вот Орфоэпический словарь русского языка.

К.ЛАРИНА: Тут пошли термины для спектакля плохого, в смысле непристойного. Ну, вот тут пока всё очень достаточно понятно: похабщина, пошлость, аморальный визуал, невербальный мат, серуха. «Серуха» - хорошее слово! (Хохочет).

О.СЕВЕРСКАЯ: Ценный перформанс.

К.ЛАРИНА: Да, «ценный перформанс» - тоже ничего! Без образа – безобразье, дегенерация, скабризмы. Ну, серуха – ничего, мне понравилось это слово, оно такое жаргонное.

О.СЕВЕРСКАЯ: А мне очень нравится «шокизм».

К.ЛАРИНА: Шокизм, да. Зоофильм, зверилище. Быдловима. Господи, Боже мой! Но ничего, ничего. Но абсентный перформанс тоже мне понравился. (смеётся).

М.КОРОЛЁВА: Ну что ж, по поводу слова «вредный-то», что вам могу сказать? В каком-то смысле прав человек, потому что есть оба произношения: и вреднЫ, и врЕдны. Причём, вот словарь под редакцией Ованесова, Орфоэпический словарь русского языка даёт эти варианты, как абсолютно равноценные. Так что, я использую свой любимый – врЕдны, а вы можете говорить: вреднЫ. Ошибки не будет.

К.ЛАРИНА: Хорошо. Спасибо тебе большое. Ты нас успокоила.

Нас, простых людей.

М.КОРОЛЁВА: Да!

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну что, сыграем, может быть?

У нас такой маленький перед игрой результат мониторинга.

Дмитрий Дибров, который ведёт программу «Кто хочет стать миллионером», задаёт вопрос. Говорит: «Одиннадцатый вопрос, 200 тысяч и ни одной подсказки не осталось, - вот такая парадигма, - употребляя модное ходовое слово. Всё-таки, наверное, имел он в виду коллизию, я так думаю.

К.ЛАРИНА: Может быть, шутка такая?

О.СЕВЕРСКАЯ: Я не думаю.

К.ЛАРИНА: Слово красивое.

О.СЕВЕРСКАЯ: Красивое. Но значит немножко другое.

К.ЛАРИНА: «Выражение «по-любому» Вам не к лицу». Френкель.

Френкель, дорогой, я сама его терпеть ненавижу это выражение. Я его ненавижу, ненавижу! Я, по-моему, даже об этом говорила, когда оно только появилось, я сказала: «Как я ненавижу это выражение!». В итоге я стала его употреблять.

О.СЕВЕРСКАЯ: Хорошо ещё, что ты не употребляешь «по ходу».

К.ЛАРИНА: «По ходу», да, да, да! Знаю, знаю.

О.СЕВЕРСКАЯ: Спасибо тебе за это большое, особенно в программе «Говорим по-русски».

М.КОРОЛЁВА: Ну, давайте уже звоночек-то! Давайте!

К.ЛАРИНА: О! Смотрите! Простите, девочки: «Железнодорожная станция «КАтынь». В Смоленске ударяют на первый слог». – Неля, Екатеринбург. «Мои родители живут в Смоленске».

М.КОРОЛЁВА: Нель, ну смотрите, два словаря, причём, как мы Вам сказали, словари достаточно авторитетные. Они дают КатЫнь. И как-то вот здесь все у нас, я не знаю, как в Смоленске. Иногда бывает, что само название, ну, например, в Мурманске жители называют свой город «МурмАнск».
Категория: Новости | Просмотров: 199 | Добавил: muchand | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
«  Декабрь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2019
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz