Четверг, 17.10.2019
Мой сайт
Меню сайта
Категории раздела
Новости [431]
Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 4
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2010 » Январь » 3 » Bakatsuki
02:49
Bakatsuki
Я так и не научилась писать эти трижды проклятые шапки.Два фанфика, и оба об Акацки.

Один – о женской психологии:

Автор: NellielTu (aka Rangiku)
Персонажи: Акацки
Рейтинг: в принципе, детский
Жанр: местами - юмор, местами - лирика.
От автора: Я так и не научилась писать эти трижды проклятые шапки.
Все права по-прежнему у Масаши. Сие неизменно.

Несколько слов о психологии

Утро в убежище великой и ужасной организации Акацки традиционно начиналось рано, часов в пять, когда солнце еще лениво дремлет за горизонтом, когда редкая птица разорвет своим появлением спокойствие небесной глади, … когда Хидан во всю глотку возопит:
- О Джашин-сама, даруйте мне свое благословение в этот день, дабы служением своим я мог наставлять на путь истинный неверных и демонстрировать им Ваше непревзойденное величие, да…
- Заткнись, - в голову бессмертному врезался массивный ботинок Какузу. Водопадник выбрался из своей комнаты, без особого энтузиазма поглядел на левую руку Хидана, валявшуюся в нескольких метрах от ее фанатичного хозяина, зевнул и выматерился от всех своих пяти сердец: ибо что Хидану – счастье, то Какузу потом назад пришивать будет.
Вслед за бухгалтером на свет божий начали выбираться остальные яркие представители пещерной флоры и фауны. Кисаме, сжав виски руками, бормотал что-то о том, что он вовсе не обязан выслушивать все тонкости общения Хидана с божеством, Итачи молча жевал конфету, однако его взгляд красноречиво говорил о желании юноши испробовать на Хидане все способности шарингана. Из самой дальней комнаты появилась сонная и растрепанная Конан. Она погрозила Хидану кулачком, потом зачем-то стукнула по лбу Пейна, явившегося из соседней комнаты, и утопала на кухню, грозно шаркая тапками.
- Женщины, - глубокомысленно изрек лидер-сама и потер ладонью ушибленный лоб, - С добрым утром всех!
Со всех сторон немедленно раздались крики, оповещающие Пейна о том, что утро вовсе не доброе, ну и много чего еще, в основном об умственном развитии лидера. Не ожидавший такой бури эмоций, Пейн слегка растерялся.
- А в чем собственно дело? Отличное время – воздух сейчас свеж как никогда… Эх вы, вам бы у Зецу поучиться радоваться жизни!
Зецу, улыбаясь во все свои острые зубы, пошатываясь после сна, бродил по пещере с лейкой и заботливо поливал мох, попутно беседуя с ним о смысле жизни. Между прочим, с тех пор, как Акацки перебрались в эту пещеру, превратив ее в свое новое убежище, мох в ней разросся уж очень буйно. Как утверждала Конан, причиной тому вовсе не лейка Зецу, а сам Зецу, точнее – его отношение. «Когда-нибудь ты поймешь, - говорила девушка Пейну, - что обычным добрым разговором на отвлеченные темы можно добиться всего, особенно расположения и уважения подчиненных». «Это всего лишь мох, как можно сравнивать процессы его небывало быстрого роста и мои отношения с организацией?» - отмахивался от нее Пейн, продолжая галлонами поглощать успокоительное и травяной чай.
Однако теперь, получив очередную порцию оскорблений от нагловатых нукенинов, находившихся у него в подчинении, лидер невольно задумался о словах своей напарницы. «А что если… да ну, ерунда какая-то! – тут же отмахнулся он от психологической ерунды, попытавшейся проникнуть в его голову, - Бог я или не бог, в конце концов! Сила, вот что правит миром! Сила, только сила и никакие уговоры тут не помогут!»
- Значит так, - рявкнул он, - Немедленно прекратили роптать на меня, взяли ноги в руки и пошли за хвостатыми! Быстро! – прибавил он, неуверенно оглядев застывших подчиненных.
- Да пошел ты, - сказал после недолгого молчания Хидан и принялся сосредоточенно отрезать себе левую ногу тупым ножом, - О Джашин-сама…
- Да ну вас всех, - совсем расстроился Пейн и отправился на кухню, где его ждала новая порция травяного чая и успокоительное.
* * *
- Хмм… ну что, твоя теория о великой силе вновь потерпела крах, - Конан, наливая чай, поглядела на Пейна, восседавшего во главе стола с самым несчастным выражением лица. Остальные стулья были пусты, ибо каждый из нукенинов нашел себе занятие поинтереснее, нежели завтрак в пять утра.
Кисаме и Итачи, ловко стащив у Какузу из кошелька его кровные, сбежали в сторону ближайшей кондитерской, моля всех богов лишь о том, чтобы водопадник не догадался, кто столь подло посягнул на его имущество. Между прочим, в прошлые несколько раз, когда рыбмен и его юный напарник совершали дерзкие набеги на кошелек бухгалтера Акацки, подозрение Какузу почему-то неизменно падало на Хидана, и бедняге богомольцу жутко доставалось. Впрочем, учитывая странные наклонности Хидана, он вовсе не был против такого обращения к себе, обвинения опровергнуть не пытался и, под градом ударов счастливо лыбился, молился Джашину и просил лишь об одном – чтобы его не били по лицу и прическу не попортили…
Последнее, надо сказать, вообще было делом сложным – на серебристых волосах Хидана покоилось столько геля для волос и лака сильной фиксации, что они просто окаменели.
Дейдара сосредоточенно ковырялся в глине, раздумывая над тем, что ему слепить на этот раз – в последнее время лепка стала его единственным развлечением, ибо лидер-сама недвусмысленно намекнул ему, что если Дейдара еще раз рискнет продемонстрировать всем свое искусство не то что в пещере, а даже в радиусе десяти километров от пещеры, то Пейн собственноручно переломает ему сначала все пальцы, потом выбьет ротикам на ладонях зубы, и в довершении сей страшной экзекуции просто оторвет многострадальные «рабочие инструменты» и не разрешит Какузу пришить их обратно. К слову, организации пришлось перебираться в новое убежище именно благодаря любви подрывника к искусству.
Тоби, не менее сосредоточенно, метался вокруг своего ненаглядного семпая. От усердия бедняга даже несколько раз запутался в собственном плаще и шумно рухнул на пол, что, впрочем, не умерило его пыл.
Беседа Зецу и мха тем временем перешла в стадию «Не противоречит ли деятельность организации Акацки идеям гуманизма…».
- Крах, - простонал Пейн, - и еще какой… Проклятье… Я бог, в конце концов, я бог, я бог… Ну бог же я, а? – спросил лидер и с надеждой воззрился на Конан.
- Ну а кто ж еще… Слушай, раз твоя «сила», - Конан закатила глаза, - не помогает, позволь мне попробовать, а?
- Попробовать что?
- Ну…, - Конан крутанулась на табуретке, - Отправить их на задание. Просто, чтобы проверить мою теорию о добром отношении?
- Это не увенчается успехом…
- Так… я обстирываю толпу мужиков, я готовлю на вас, ибо сами вы сотворяете не еду а помои, я мою посуду, причем «мою», дорогой мой БОГ, это не то слово… Я соскребаю с посуды ваши кулинарные эксперименты, больше похожие на революцию в бетонной промышленности, - Конан постепенно наращивала громкость, лидер с каждым словом все больше вжимался в стул и кутался в плащ, стараясь сделаться меньше, нежели он был на самом деле, - Я должна отдавать вам свой лак для ногтей и гель для волос, потому что Какузу, видите ли, не покупает вам все это, мотивируя тем, что «нужды организации» и покупка лака для ногтей никак не пересекаются! Кроме того, я убираю бутылки из-под саке после ваших «собраний», терплю ваши пошлые шутки и не могу провести всего один короткий психологический эксперимент, чтобы убедиться, что я права, потому что ТВОЕ МУЖСКОЕ ЭГО, видите ли, не выдержит моей правоты!!! Шовинист чертов!!!
- Да!
- ЧТО?!!!
- В смысле, можешь провести этот свой эксперимент, если тебе хочется, - проворчал лидер, от которого уже была видна одна рыжая макушка и пунцовый лоб. Все остальное скрывал плащ.
- Ты так мил, - проворковала Конан и взъерошила волосы напарника. – Вот увидишь, у меня получится! Спорим! Ну давай поспорим, Пейн! Скажем, на неделю уборки, что скажешь? Или в глубине души ты просто боишься, что я права?
- Я? Боюсь? Еще чего! Вся эта твоя психология – полный бред! Но чтобы доставить тебе удовольствие, я готов поспорить, - Пейн поежился и осторожно отпил чай из своей кружки. «А еще говорят, что женщины – слабый пол… у-у-у… чудовище. Такая любого сломит…».
Конан, между тем, мило улыбаясь, обдумывала, как бы получше начать разговор с командой маньячных дикарей.
* * *
- Ребята…, - Конан, отчаянно покраснев, стояла посреди просторного каменного зала, и робко улыбалась.
Зецу выронил лейку, Хидан подавился очередным своим «Джашин-сама», и закашлялся, Какузу выпустил из рук кошелек и выматерился, Дейдара с перепугу уронил очередную птичку на Тоби и едва не выкрикнул «Кац», что было бы не садистским желанием уничтожить надоедливого напарника, а исключительной силы рефлексом. Дело в том, что Дей привык кричать «Кац» сразу после того, как его творение в кого-нибудь врезается. Итачи что-то сдавленно промычал, а Кисаме приподнял брови и шепотом осведомился у Пейна: «Это она про нас?!»
- Эм… о чем это я, так вот, ребята, мне нужно с вами поговорить, - девушка скинула плащик, постелила его на длинный плоский камень и аккуратно присела, - Как вы знаете, у нас не хватает больше половины хвостатых демонов. Я уважаю вашу индивидуальность и нехватку времени, и все же, мы все – одна большая команда, и наши цели, которые пока кажутся многим из вас бесполезными, в будущем принесут свои плоды каждому из нас. Чем быстрее мы отловим демонов, тем быстрее достигнем всего, чего желаем. Понимаете?
Несколько человек кивнули, не сводя с Конан глаз.
- Вот и отлично. Тогда почему бы вам ни собраться и ни отправиться на поиски?
- Да запросто… Эй, Какузу, зашей меня, - Хидан поднял с пола ногу и руку.
- Ниток на тебя не напасешься, сволочь, - разворчался водопадник.
Дейдара молча стал набивать сумку глиной и дал пинка Тоби – чтобы тот быстрее собрался. Кисаме взвалил на плечо Самехаду, зацепил с собой Итачи и несколько данго, после чего побрел к выходу. Невысокий Учиха едва поспевал за своим акулоподобным напарником. Зецу в мгновение ока исчез под землей.
- Вот видишь, - Конан откинула с лица прядь волос, победоносно улыбнулась потрясенному Пейну и, что-то напевая, вновь отправилась на кухню, на радостях готовая приготовить окружающим ее мужчинам нечто особенное и невероятно вкусное.
- Черт меня задери, - четко выделяя каждое слово, сказал Пейн. Он подошел к швейных дел мастеру и его сумасшедшему приятелю и поинтересовался, - В чем дело? Какое право вы имеете не обращать внимания на приказы своего лидера, а просьбы этой девчонки выполняете так безропотно?!! Неужели все дело в чертовой психологии, доброте и этом… как его там… гуманизме?
- Все дело в груди, - рассмеялся Хидан.
- Чего?!
- Этот извращенец имел в виду, что все дело в том, что Конан – женщина. Разве уважающий себя мужчина, даже придурок, вроде него, - Какузу покосился на Хидана, - может себе позволить отказать столь милому созданию в маленькой просьбе? Нам пора, Хидан.
- Легко тебе говорить. Ай-яй, моя нога… знал бы ты, как это больно, - фанатик кое-как поднялся с пола и, хромая, побрел вслед за Какузу.
- Вот тебе и психология, блин…, - Пейн раздраженно сплюнул на пол, но решил, что не будет разрушать иллюзию Конан. Все-таки Какузу прав, ни один вменяемый мужчина не станет добровольно расстраивать женщину. Лучше уж выполнить ее маленькую прихоть.

Призрак-сама

Хвостатые, так хвостатые, тут уж ничего не попишешь. Дейдара, размахивая сумкой, брел по узкой лесной тропинке, подсчитывая собственные шаги. Ему необходимо было знать точно, когда закончится запретная территория, и он сможет, наконец, сотворить величайший и распрекраснейший бум.
В перерывах между подсчитыванием пройденных метров и «случайными» встречами сумки с глиной и головы Тоби, Дей успевал любоваться красотами матери-природы, выряженной в свое красно-рыжее осеннее платье.
Накрапывал мелкий дождь, временами между деревьями прокрадывался холодный ветер, мягко покачивающий тонкие ветки, сдирающий с них последние листья. Под ногами шуршала сухая пожелтевшая трава и хвоя.
Тоби, уставший уворачиваться от сумки семпая, покорно сносил удары и временами пытался дышать через маску на свои оледеневшие ладони. Надо ли говорить, что теплее от сей бесполезной манипуляции бедному Тоби не становилось.
- Семпай, Тоби замерз, - наконец, стуча зубами, поведал несчастный, потуже затянул на шее темный шарфик и закутался в плащ.
- Ничем не могу помочь, - отозвался бессердечный семпай и принялся насвистывать.
- Но Тоби очень холодно, семпай… Тоби сейчас ласты склеит… Давайте свернем, здесь неподалеку город. Переночуем в гостинице, поедим нормально…
- Наши расходы строго отрегулированы, ты же знаешь Какузу… ммм! Он денег только на еду дал, и то зажмотился. Сказал: «Купите себе пару лепешек, и хватит. А то ты, Дейдара, что-то раскабанел в последнее время»… Это я-то раскабанел, представляешь… Меня просто плащ полнит, вот, - Дей надулся и запыхтел, поминая недобрым словом водопадника.
- … отогреемся, - продолжал Тоби, - Вы искупаетесь в ванной, семпай.
Дейдара вздрогнул и поглядел на напарника. Если бы не маска, Дей мог бы узреть торжествующую улыбку на лице своего таинственного спутника – Тоби понял, что попал в точку.
- Только представьте себе, семпай, горячая вода, просторная комната, большое зеркало, шампунь. Вам не придется мерзнуть с утра, мчась к ближайшему холодному озерцу под чей-нибудь глумливый хохот, вам не придется больше рассматривать себя в осколке зеркальца, который вы нашли на дороге, вам не придется больше мыть волосы мылом…
Дейдара боязливо поморщился при слове «мыло». Его прекрасные волосы становились похожи на желтую паклю после издевательств вроде купания в холодном водоеме и экзекуции хозяйственным мылом…
- … вы сможете рассла… Семпай, куда вы?!!
- В город! – завопил Дейдара. Его длинный светлый хвостик мелькал среди деревьев, словно флаг жажде комфорта и чистоты. Тоби со всех ног бросился вслед за Дейдарой. Лес, холодный, молчаливый и негостеприимный, оставался позади, так же, как и намерение найти хоть одного демона.
Перед нукенинами вырос город, похожий на гигантский пчелиный улей. Он был полон людьми, которые суетились, мчались по своим делам, не разбирая дороги, работали или отдыхали… Они жили, далекие от мира шиноби, вспоминающие о воинах-ниндзя лишь тогда, когда им нужна была защита от опасности. Они жили, не обращая внимания на появление в городе людей в странных одеждах. В конце концов, сквозь города сотнями проходят те, кого вы когда-либо видели, кого вы даже не знаете, и те, с кем вы обязательно однажды встретитесь еще раз. И если обращать внимание на всех, то не заметишь, как в один прекрасный день состаришься.
- Здорово, - протянул Тоби, разглядывая высокие, немного потрепанные дома, магазины, группки женщин в цветных кимоно, снующие от одного ларька с украшениями к другому.
- Что тебя так поражает? – удивился Дейдара. – Обыкновенный город, даже немного захудалый по сравнению с тем, что я видел.
- А мне он кажется интересным… Я ничего толком и не видел, кроме своей деревни. Сразу после того, как я сбежал, меня встретил Зецу-сан, потом я попал к вам в напарники… Все эти огромные дома, обыкновенные городские люди, которым не надо думать о войне и развитии своих дзюцу немного увлекают меня. Это все так не похоже на нас, нашу жизнь. Вы когда-нибудь хотели стать простым человеком, семпай?
- Нет. Тогда бы я не смог заниматься искусством.
- Вы могли бы рисовать, семпай. Или петь… Или статуи лепить! А я бы стал каким-нибудь крутым парнем, и тогда вы бы слепили мою статую, а, семпай!
Дейдара невольно засмеялся. Тоби бесил его, раздражал своей болтливостью и несерьезностью, но внезапно подрывник подумал, что без Тоби было бы гораздо скучнее жить на этом свете. Однако оповещать об этом Тоби Дейдара не собирался – еще чего доброго напарничек решит веселить его почаще, и тогда от бессмысленной трескотни станет вообще некуда деваться.
- Не болтай ерунды, Тоби, это все не искусство, да и вообще, тебе, с твоими куриными мозгами никогда не постичь смысла моих творений… да… ммм.
- Семпа-а-а-ай…, - расстроился Тоби и едва не врезался в столб, возвышающийся перед многоэтажным отелем, снабженным светящейся вывеской. – Ух ты, семпай, гостиница!
- Она нам не по карману. Давай искать дальше.
Как выяснилось, благодаря сомнительному спонсорству Какузу, единственное, что оказалось этим двоим «по карману» - жалкое подобие гостиницы, больше напоминающее общественный туалет, разросшийся до двух этажей.
- Все не так плохо, семпай, - Тоби едва увернулся от рухнувшего с потолка куска штукатурки. Расположение к Тоби, закравшееся в душу Дейдаре пару часов назад, растаяло без следа. Сжав в руке ключ так, что он едва не рассыпался, Дей топал по лестнице, матерясь не хуже Хидана.
- Семпай, тут хотя бы тепло, - Тоби все еще пытался отыскать плюсы в их бедственном положении, - Семпай злится на Тоби? Тоби хороший ма…
- Нет!!! – рявкнул Дейдара. В его широко открытом глазу полыхало бешенство и вся накопленная Деем за девятнадцать лет ненависть, - Тоби – плохой мальчик!!! Тоби ужасный мальчик!!! Тоби сволочь последняя!!! Если бы не твои уговоры…, - вопил подрывник во всю глотку и подпрыгивал на лестнице. Какой-то пьянчуга, до этого мирно спавший в холле, приподнял голову, поглядел на скачущего юного террориста и поинтересовался:
- Эй, красавица, ты чего раскричалась? Хочешь я тебя успокою, милашка?
- Ах ты… Да что б ты… Да я вас… ТОБИ!!! Ненавижу тебя, ненавижу, ненавижу…
- Но семпай…
- Заткнись! Я, - Дейдара подпрыгнул, - тебя, - подпрыгнул снова, - НЕ-НА-ВИ… Ой!!
Лестница, не выдержав такого натиска злобы со стороны блондинистого художника, шумно треснула, проломилась, и тьма подвала поглотила Дейдару.
- С… Семпай? – робко спросил Тоби. – Вы в порядке?
- О да… я в порядке! Я, кажется, сломал руку, по мне ползают тараканы, а в волосах запуталась крыса, но я в ПОРЯДКЕ!!! – зарычал Дей из тьмы, после чего взвыл во все свои рты.
* * *
Комната оказалась тесной и мало чем отличалась от подвала, в котором побывал Дейдара. Крупная серая крыса, потревоженная вторжением гостей, юркнула под продавленную кровать и возмущенно запищала.
С отвращением поморщившись, подрывник подошел к окну и широко распахнул его, надеясь избавиться от царившей в комнате вони, однако… весьма специфический аромат лишь усилился. Глянув вниз, Дейдара увидел внушительную кучу мусора, разросшуюся настолько, что она почти полностью закрывала окна первого этажа.
- Замечательно… просто отпадно, - простонал блондин и тоскливо покосился на свою походную сумку. Он не знал, что будет лучше: подорвать этот клоповник или самого себя.
- Ух ты, семпай, я вижу там плюшевого мишку…
- Вот и достань его… ммм, - нежным пинком Дейдара отправил Тоби в свободный полет, закрыл окно и упал на кровать. Крыса снова возмущенно запищала.
- Что б ты жил на одну пенсию, Какузу, - бросил Дей в пространство.
- За такие слова, между прочим, кое-что отрывают, Дей-тян, - неожиданно раздался приглушенный голос у самого уха Дейдары.
- А?! – Дей рухнул с кровати на пол. Под ним что-то хрустнуло – несчастная осмелевшая крыса не вовремя решила выбраться из своего убежища, - Кто здесь?! Тоби?!
- Семпай, впустите меня!! – горланил Тоби с улицы.
- Нет… не Тоби. Боже мой, у меня галлюцинации… у меня галлюцинации от этого мерзкого запаха и на почве нервных переживаний…, - парень испуганно озирался по сторонам. Комната была пуста. Никто не прятался под кроватью, не было никого в гнилом шкафу с проломленными дверцами. Он был один на один с собой и этим таинственным призрачным голосом, звучавшим неоткуда.
- О нет, никаких галлюцинаций, Дей-тян, - вновь зазвучал пугающий голос. – Я призрак этой гостиницы.
- МАМА!!! – Дейдара спрятал лицо за волосами, - Привидений не бывает!
- Еще как бывают, Дей-тян. Если бы я не был призраком, разве мог бы я узнать твое имя! Я явился, чтобы покарать тебя за твои нечестивые речи о человеке, который заботится о твоем благе. Я накажу тебя, Дей-тян! Я скажу заклинание, и у тебя начнут сечься волосы…
- Не надо, Призрак-сама! Я извинюсь перед Какузу, когда вернусь в пещеру.
- Я скажу второе заклинание, и тебя одолеют юношеские прыщи…
- Аааа!!!
- Я скажу третье, и все вокруг признают твое искусство отстоем!
- Нееет!!! Только не это! Только не мое искусство! Я согласен на прыщи и ломкие волосы, но только не искусство!!!
- О Джашин-сама… Какузу, прекращай издеваться над Дейдарой, пока у него не случился сердечный приступ, - прозвучал второй приглушенный голос.
- А какого черта он мне всякие гадости желает, - проворчал «Призрак-сама», после чего раздался жуткий грохот и по стене, близ которой стояла кровать Дейдары, поползла трещина. После второго удара стена сдалась окончательно, и в комнате появилось дополнительное окно из апартаментов Дейдары и Тоби в убежище Хидана и Какузу.
- Приветик, - Хидан махнул Дейдаре и продолжил потягивать сок из пакетика. Его потрепанный плащ в красных облачках и пятнах крови висел на спинке кровати.
Какузу, потирая кулак, присел возле Хидана и, прищурив глаза, поглядел на озадаченную мордашку Дейдары.
- Вот вы гады… ммм, - Дей покраснел. – Откуда вы тут вообще и как узнали, что здесь я?
- Ну, по Тоби, скачущему на мусорной куче за окном не сложно догадаться, что вы здесь остановились. Кроме того, никакой звукоизоляции, слышно каждое слово, - Хидан усмехнулся.
- Зачем издевались? Еще и так жестоко?
- Сам виноват, - Какузу все еще был обижен. Пожелание жить на одну пенсию было для него равносильно самому страшному оскорблению всех времен и народов, - Видишь же, я живу ничуть не лучше любого из вас. Себе беру столько же денег, сколько даю вам. Даже вынужден снимать одну комнату с этим идиотом.
- Эй, полегче. Я тоже ранимый…
- Это вовсе не объясняет того, как вы здесь оказались… ммм.
- Пошли за хвостатым, а тут халтурка подвернулась, мы как обычно задержались из-за…
- … его дебильного ритуала, - сообщил Какузу.
- … его жажды урвать побольше денег. Ночевать в лесу не хотелось, мы пошли в город, ну и вот - призрак-сама и спутник призрака пред твоим лицом.
- Юмористы чертовы… ммм, - Дейдара вздохнул, - Спокойной ночи вам, гады.
Стряхнув с кровати щепки, осколки кирпича и какие-то мелкие камушки, Дейдара прилег поудобнее, укрылся плащиком и мирно засопел. Все-таки с самого детства он был прав: призраков не бывает. Зато бывают очень противные злопамятные бухгалтеры с большими ушами.
- Ну Дейдара-семпай! Ну за что?!! - продолжал кричать Тоби.

Второй – о дне рождения самого сердечного бухгалтера:


Автор: NellielTu (aka Rangiku)
Персонажи: Акацки
Жанр: Юмор
Дисклеймер: "Наруто" принадлежит Масаши Кишимото

Лирико-юмористическая история о том, что все мы хороши такими, какие есть – и никак иначе.

Тяжела и неказиста жизнь шиноби-финансиста. С днем рождения, бухгалтер!

Слыхали ли вы, что если чего-то очень захотеть, то оно обязательно сбудется? Но, бывает так, что мы рвемся к нашему желанию, мчимся к нему со всех ног, пробиваем головою стены, однако, получив вожделенную награду, понимаем, что все случилось далеко не так, как хотелось. Быть может, все дело во слегка зажравшейся человеческой натуре, но факты, как известно, вещь упрямая, а они говорят о том, что не всегда исполнение желаемого гарантирует нам удовлетворение.
А началось сие повествование с одного осеннего утра, ничем не выделявшегося, за исключением неожиданного тепла и такого количества солнечного света, что ярче этого дня было только так и не наступившее светлое будущее.

День 1
Традиционный

- Завтрак готов…
За окном рассвело. Солнце, по-настоящему теплое солнце, лениво взбиралось на небосклон, разгоняя тучи. Его появление свидетельствовало о том, что время на сон безвозвратно ушло, пора приходить в себя и настраиваться на новые великие дела, коих у организации Акацки было хоть отбавляй.
Зецу, пристроившийся на подоконнике, прямо-таки расцвел, распустив свои листья и явив миру черно-белое лицо. Если бы не плащ с красными облаками, желтоглазый каннибал вполне мог сойти за мутировавший цветок-переросток. Итачи, водрузив на нос очки, восседал на спинке дивана и читал какой-то романчик. Сам диван занял собою Кисаме, мерно похрапывающий в обнимку с верным Самехадой.
- Попрошу всех к столу, - Тоби, облаченный в оранжевую пижаму и маску, ловко лавировал между сонными коллегами, позволяя каждому почувствовать волшебный аромат своего кулинарного шедевра. Уж неизвестно, каким именно волшебством наделил Тоби сие с позволения сказать блюдо, но от запаха его, корчась в предсмертных конвульсиях, дохли мухи, а Кисаме проснулся, звучно навернувшись с дивана и завизжав: «Изыдите, зловонные демоны ада!»
- О нет, - простонал Дейдара, уткнувшись лицом в ладони. Заботливые ручки-творцы немедленно принялись вылизывать лицо своего опечаленного владельца, отчего бедняга Дей завыл еще громче. Тоби озадаченно поглядел на напарника.
- Что-то не так, семпай? – спросил он.
- Ты – одно сплошное «не так»! Я не собираюсь есть то, что готовил ты! В прошлый раз мы сутки не могли выйти на миссии, потому что опасно было отходить от туалета дальше пяти шагов. А все из-за твоей стряпни, - припомнил Итачи, сообразив, что творец в истерике, и не сможет ответить хоть что-то членораздельное. Кисаме кивнул и опасливо покосился на кастрюлю.
- Так и ждешь, что из-под крышки появится чудовище с щупальцами, - прошептал Хошигаки и нервно поежился.
- Чудище с щупальцами вчера полночи яростно клялось вставить Хидану по самую глотку то, о чем в приличном обществе в слух не упоминают, и сейчас изволит отсыпаться в своей комнате, но никак не в этой кастрюле, - отметил Зецу, все еще не переставая нежиться на солнышке. «Какая, однако гадость, эти котлеты, из чего только Тоби делает их…, - подумал светлый Зецу, - Но я бы их съел, непременно съел… все до единой… быть может, они откажутся и выкинут стряпню на улицу, уж тогда-то я пообедаю», - вторил ему Зецу темный.
- Неужели все так плохо? – Тоби приподнял крышку и поглядел на свое варево, - А Хидан минут пять назад попробовал и сказал, что очень даже ничего.
- Хидан – мазохист, так что он не в счет, - из комнаты выбрался Какузу. Его черные волосы беспорядочно торчали в разные стороны, выражение лица не отличалось ни добротой, ни гуманным настроем, - Кстати, кто-нибудь его видел после попытки переварить кулинарные шедевры Тоби, или боги услыхали мои молитвы, и напарничек откинулся?
- Слушайте, давайте не будем тянуть судьбу за … за хвост, и выкинем ЭТО от греха подальше, - обслюнявленный Дей окинул окружающих умоляющим взглядом. Многие не поняли, что именно предлагает выкинуть подрывник: кастрюлю с варевом или повара вместе с его творением.
- Жри и не жалуйся. Эти продукты за деньги куплены, - Какузу достал из кармана пижамы свой блокнотик и калькулятор. – Могу перечислить затраченные суммы, и если ты мне их возместишь с процентами…
- Какузу спляшет тебе. Зрелище, кстати, преотвратное, так что решай сам, что лучше – пообедать с Тоби, или смотреть на танцы волосатого осьминога, - протяжно зевнув, на кухню заявился Хидан. Из его безупречных волос торчали веточки, сухие травинки и листики – последние пару дней Хидан ночевал на улице, ибо на общем совете организации было решено выселить его из пещеры за нецензурщину. Какузу, как ответственный бухгалтер Акацки, предлагал так же лишить своего напарника зарплаты и содержания, настойчиво цитируя в докладе слова Хидана о том, что деньги – ничто, а религия правит миром. «Пусть и жрет тогда свои религиозные книжки!», - заявлял полузомби, почесывая шрамы на лице. Но Лидер-сама решил, что негуманно отбирать у монаха его и без того урезанную зарплату, посему ограничились выселением.
- Хидан-сама, вы в плохом настроении? – поинтересовался Тоби, все еще обнимавший кастрюлю, - Неужели Какузу-сан вам неудачно вста-а-а…
Закончить предложение Тоби не смог – Пейн помешал ему самым наглым образом. Вообще, неплохо было бы отметить для начала, что у Лидера-самы было многовато вредных привычек. Он мечтал захватить весь мир, смеялся, как последний маньяк, увлекался пирсингом и жил в гражданском браке с бумажной женщиной, что является еще большим извращением, нежели законный союз с резиновой. Но самой вредной из всех несомненно была привычка врываться в комнату, не обращая внимания на то, что или кто попадается под ноги. На этот раз она его подвела. Под ноги попался Тоби. Споткнувшись, Пейн пролетел около метра, зацепив с собою замаскированного, Дейдару, Зецу, цветочный горшочек, стряпню Тоби и мирно читавшего Итачи. Замерший с блокнотиком Какузу с трудом сдерживал истерические рыдания, подсчитывая в уме во сколько им выльется ремонт сломанного подоконника, расколотого горшочка и погнутой кастрюльки.
- День обещает быть веселым, - изрек Хидан, и, опустошив бутылку сока, принялся вдохновенно восхвалять Джашина-саму.
Тем временем Пейн, что-то прошипев, поднялся на ноги, отряхнулся и откинул с лица слипшиеся рыжие волосы. Было заметно, что он из последних сил пытается сохранить самообладание и безразличие к происшедшему.
- Присядьте, - глубоко вздохнув, произнес он. - Я хотел кое-что с вами обсудить.
- А может мы сначала это… умоемся? - Тоби снял с головы Дея котлетку и съел ее.
- Подождете, ничего с вами не случится! – в гневе Пейн был непреклонен. - Я хотел обсудить с вами тему улучшения психологического климата в коллективе и укрепления корпоративного духа.
- Че… чего?! – Хидан заткнулся, едва не забыв от удивления к какой именно вере он принадлежит.
- Корпоративного духа, идиоты! Со-тру-дни-че-ство!!! Я где-то читал…
- Пейн! – крикнула из комнаты Конан.
- Ну, я где-то слышал…
- ПЕЙН!!!
- Короче, Конан мне сказала, что для улучшения условий труда и производительности,нам необходимо лучше узнать друг друга, подружиться и отмечать все праздники вместе.
- Под-кха-кха-кха-блучник, - «прокашлялся» Хидан. – Я бы с удовольствием сказал тебе, в каком месте я б хотел тебя повидать, хренов лидер, да вот природная скромность не позволяет.
Пейн, скорчив страшную мину, покосился на блондина.
- Не-не, никаких праздников! – Какузу что-то строчил в блокнотике, - Они денег стоят.
- Ты чего пишешь? – Хидан попытался заглянуть через плечо напарнику.
- Штраф тебе за ругательство в общественном месте, - Какузу выдрал листочек и, плюнув на него, налепил на лоб Хидану. Блондин раздраженно сорвал «штраф» и бросил его на пол. Какузу выписал еще один листочек – за загрязнение территории.
- Так, лидер я или не лидер?! – взвыл Пейн, возведя глаза к потолку.
- Лидер, - сказал хор.
- Нет, - сказал Тоби.
- Козел ты, - сказал Хидан и получил третий штраф за минуту.
- Я имел в виду, что козел – не лидер, то есть лидер не козел, в смысле… Тоби – хороший мальчик, - сдулся к концу фразы «гуд бой», заметив на себе несколько ненавидящих взглядов.
- ИТАК, - громко изрек любитель пирсинга, - Близится один замечательный праздник…
- Хэллоуин, - вскрикнул Хидан, и глаза его вспыхнули фанатичным огнем.
- А что такое Хэлло… хэллу…хело…херо… в общем, что это? – спросил Тоби.
- Праздник святых и мертвых, - с выражением изрек блондин и буквально рухнул на диван, блаженно улыбаясь.
- Святых и мертвых… О!!! – замаскированный плюхнулся рядом с Хиданом и принялся обнимать его, - С наступающим днем рождения, Хидан-сама!!!
- Так, пока два этих идиота нейтрализованы, - Пейн повернулся к остальным, заляпанным котлетами и подливкой, - спешу сообщить, что Хэллоуин был месяц назад. Мы тогда немного перебрали…
- Нажрались как свиньи, - поправила нежная Конан.
- … и праздник выпал у нас из памяти. Сейчас я говорю о другом. Между прочим это, - он понизил голос до степени полной нелегальности, - день рождения нашего замечательного бухгалтера!
- При его возрасте пора говорить не «день рождения», а «смерть еще на один шаг подобралась к нашему дорогому другу»! Пошел вон, Тоби, обнимай именинника, только не меня… му… мудрец долбанный! – пытался отбиться Хидан, но замаскированный его не слышал, продолжая дурным голосом распевать свою поздравительную песенку.
- Хватит перебивать меня!!! Предлагаю отметить вышеупомянутое торжество подальше от работы, где-нибудь в уютном тихом месте, где мы все сможем…
- Отъе… отвали, Тоби! Молиться!
- Взрывать!
- Поплавать в море!
- Убить!
- Зачем деретесь, Хидан-сама… Купить конфетки…
- ЗАТКНИСЬ, ТОБИ!!!
- Ай! Но конфетки…
- Может быть все-таки взорвать…
- И при этом молиться, взрывать и молиться… О Джашин, ВЗРЫВАТЬ САМИХ СЕБЯ И МОЛИТЬСЯ… ДЖАШИН, ДЖАШИН, ДЖА…
- АЙ!!! ПОМОГИТЕ, С ТОБИ ДЕЛАЮТ ЧТО-ТО ПРОТИВОЕСТЕСТВЕННОЕ!!!
- УЙМИСЬ, ХИДАН!!!
- Главное, чтобы бесплатно было, - закончил дискуссию Какузу. – А еще лучше, чтобы ВООБЩЕ НИЧЕГО НЕ БЫЛО.
- Принято единогласно! Сегодня же едем укреплять наш корпоративный дух! Собери мой чемодан, Конан!!!
- Почему никто не интересуется моим мнением? – совершенно расстроился Какузу и, дабы поднять себе настроение, выписал еще полсотни штрафов Хидану. В результате получилось, что блондин должен был отдать напарнику всю свою зарплату и пару сотен ре сверху.

День 2
Утомительно-прогулочный, праздничный и очень длинный

- Итачи-сан, осторожно! Де…рево… Ну что же вы так, Итачи-сан! – Кисаме выудил напарника из кучи листьев и отряхнул его. Итачи возмущенно потирал разбитый лоб и подумывал, не стоит ли затцукиемить наглый дуб, выросший посреди дороги.
- Не отставать! Бодрее, друзья, бодрее! Нас ждет праздник и целая неделя чудесного отдыха в лесах, где чистый воздух, птицы…, - восторженно покрикивал Пейн, взбирающийся на холмик.
-… на голову гадят, - взвыл Хидан, готовый зашвырнуть в лидера своим походным рюкзаком.
- Подобное к подобному, Хидан. Птицы умные, они знают, на кого гадить, - нежно пропел над ухом у напарника Какузу. Улучив момент, блондин вытер голову о спину бухгалтера и, довольный собою, насвистывая, продолжил путь.
- Дейдара-семпай, разве это честно? – стонал Тоби, согнутый в три погибели под тяжестью своих и дейдаровых вещей. Смотрящему со стороны могло показаться, что два гигантских рюкзака и палатка отрастили согнутые худенькие ножки, и еле плетутся в самом конце толпы под названием «великая организация Акацки».
- Тоби, ты говорил, что сделаешь все для меня. Вот и делай. Вы только гляньте, Зецу счастлив! Он чувствует себя в своей стихии, - отметил подрывник, наблюдая за каннибалом. Зецу нацепил на свои листья по веночку из желтых мелких цветочков и, безумно хохоча, сновал между деревьями.
- Хорошо бы там было озеро, - размечтался Хошигаки, - прохладная водичка и… Итачи-сан, осторожно, снова де… Итачи-сан, вы становитесь предсказуемым!
На этот раз Итачи подумал о том, что неплохо бы затцукиемить своего синюшного напарника.
- Ну не отставайте, нам стоит поторопиться! Расчистить полянку к прибытию Конан, чтобы все было идеально. Я хочу, чтобы все было и-д-е-а-л-ь-н-о. Просто иде…
- Мы поняли, - проворчал Хидан, - Укреплять корпоративный дух, отмечать день рождения, как же! Этот урод вознамерился продолжать свой род, а мы должны изображать из себя бойскаутов и смотреть на каннибалов в венках? Да что он о себе возо-о-о-о…!!!
- Хидан? – Какузу обернулся и поглядел на дыру в земле, - О боже, небеса низвергли фанатика в ад! Эй, ты жив? Надеюсь, что нет. Это было бы лучшим подарком на мой праздник!
Хидан сидел на дне ямы глубиною в несколько метров и озадаченно разглядывал табличку с надписью: «Эту яму три дня и три ночи без помощи теневых клонов и друзей рыл Нара Шикамару за то, что смотрел на облака вместо того, чтобы идти в академию. Йошино Нара». «Фигня какая-то…», - подумал фанатик.
- Вылазь, Хидан, - Кисаме опустил в яму лезвие Самехады и захихикал, - Боль – это так хорошо.
- Килька! – фыркнул блондин и в несколько прыжков выбрался из ямы только для того, чтобы быть встреченным кулаком Пейна и слететь обратно.
- Мы опаздываем, - прорычал лидер.
- Лидер-сама, а куда мы, собственно, идем? – спросил Итачи.
- Далеко еще? А то Тоби устал… Тоби сейчас сдохнет, ему уже не до корпоративного духа, ему бы свой не испустить, - пропищал замаскированный, уже передвигающийся на коленях.
- Немного осталось, какая-то пара километров, - беззаботно махнул рукой Пейн, вам там понравится.
В том, что там понравится всем, сомневались, естественно, все, за исключением самого лидера-самы. Вкусы у кучки маньяков были весьма разные: одному для счастья нужно было чистое небо, которое он с удовольствием омрачил бы парой взрывов, другому – свежая вода и братья-рыбы для компании, третьему подавай леденец (причем за тот «леденец», который ему предложил Хидан, блондинистому фанатику достался очередной штраф от бдительного бухгалтера - блюстителя нравст
Категория: Новости | Просмотров: 251 | Добавил: muchand | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
«  Январь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2019
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz