Среда, 20.09.2017
Мой сайт
Меню сайта
Категории раздела
Новости [431]
Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 4
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2010 » Июнь » 19 » Целеустремленность и связность целей в структуре индивидуальности
14:39
Целеустремленность и связность целей в структуре индивидуальности
Методику, которая была названа «Методика изучения целей и стремлений» (МИЦС), выполнили 150 человек (возраст респондентов от 18 до 45 лет), проживающих в трех сибирских городах (Барнаул, Новосибирск, Томск).

Ключевые слова: целеустремленность, связность целей, структура индивидуальности, базисные убеждения, смысложизненные ориентации, гибкость, ригидность

Аннотация. В статье представлены результаты психодиагностического исследования, в котором апробирован модифицированный вариант «Пакета оценки личностных стремлений», разработанного Р. Эммонсом. Проведен анализ индивидуальных особенностей в двух группах респондентов с минимальной и максимальной целеустремленностью, а также в двух группах с минимальной и максимальной степенью связности целей. Выявлены статистически значимые межгрупповые различия в структуре базисных убеждений, смысложизненных ориентаций и удовлетворенности людей собственной жизнью. Анализируемые группы респондентов различались также степенью выраженности ригидности в структуре их индивидуальности.

В последние годы в психо¬логии особое внимание вновь стало уделяться тому, как люди пытаются добиться значимых для них целей, учитывая свои повсе¬дневные возможности.  Как пишет американский психолог Роберт Эммонс (2004), людям по своей природе свойственно ориентироваться на цели, придающие жизни чувство смы¬сла, и сложно представить себе, как возможно без целей прожить жизнь, которая была бы осмы¬сленна и полноценна. Жизнь людей, с его точки зрения, структурируется вокруг погони за реализаци¬ей побудительных мотивов — целей, которых они стремятся достичь, сохранить или избежать. Факт достижения человеком поставленных целей может служить свидетель¬ством его субъективного благополучия и рассматривается в качестве одной из важнейших детерминант высокого качества жизни. Однако если имеющиеся у человека цели не сбалансированы и не интегрированы, то даже при их наличии это качество может снижаться. Более того, в ряде исследований показано, что имеющийся у человека конфликт целей и стре¬млений служит основной причиной его сниженного уровня благополучия и может приводить к наруше¬ниям саморегуляции, влияя на множество факторов психического и физического здоровья [13]. В связи с этим изучение согласованности (связности) целей человека может способствовать более глубокому пониманию внутренних причин, определяющих его переживание благополучия и здоровья, психоэмоциональное состояние и особенности его поведения в разных жизненных ситуациях.
Для изучения иерархии целей у конкретного человека и выявления феномена конфликта целей Р. Эммонсом (2004) был создан «Пакет оценки личностных стремлений». Учитывая его диагностическую ценность, была предпринята попытка модифицировать эту методику для реализации собственных исследовательских проектов и апробировать эту модификацию на выборке российских жителей. Результаты этой апробации и представлены в данной статье.
Методику, которая была названа «Методика изучения целей и стремлений» (МИЦС), выполнили 150 человек (возраст респондентов от 18 до 45 лет), проживающих в трех сибирских городах (Барнаул, Новосибирск, Томск). Согласно инструкции респондентам на первом этапе предлагалось сформулировать до 10 целей или стремлений, которые наличествуют в их повседневной жизни и вписать их в специальный бланк (см. психодиагностический бланк). Этот этап проведения методики позволяет качественно проанализировать у респондентов набор целей, которые лежат в основе организации и регулирования их поведения (в статье этот вид анализа не приводится). Модификация методики Р.Эммонса заключалась в том, что на втором этапе тестируемые должны были по пятибалльной шкале оценить каждую из сформулированных ими целей и каждое устремление только по критериям «радость», «огорчение», «успех», «усилие», «вероятность» и «ясность» (в оригинальной версии теста таких критериев 17).
На основе матрицы этих субъективных оценок для каждого респондента вычислялся суммарный показатель целеустремленности по формуле С = 1/n?а?, где С – показатель целеустремленности, а? – субъективная оценка стремления по каждому из критериев, n – количество сформулированных целей и стремлений.
На третьем этапе выполнения теста респондентам необходимо было в баллах от -2 до +2 оценить, как каждая из сформулированных ими целей в случае, если она будет реализована, может повлиять (соответственно, негативно или позитивно) на остальные цели и стремления. В итоге для каждого респондента с учетом заполненной матрицы рассчитывался показатель связности целей и устремлений по формуле S = 1/n?b?, где S – показатель связности, b? – субъективная оценка степени влияния одного стремления на другое, n – количество сформулированных целей и стремлений.
Необходимо пояснить, что понятие «связность целей» впервые было применено при трактовке результатов использования «Пакета оценки личностных стремлений». Оно было введено по аналогии с определением «связности», которое предложили военные стратеги после анализа и осмысления причин побед и поражений в основных военных операциях, осуществленных во время Первой мировой войны. В качестве такой важной причины они назвали «связность позиции», которая формально может быть определена как величина, обратная к максимальному времени, затраченному на переброску войск между двумя произвольными транспортными узлами. Как следствие, высокая связность позиции обусловливает высокую мобильность войск и высокую способность перегруппировывать собственные силы в случае необходимости, что оказывается важной детерминантой достижения победы при проведении крупных войсковых операций [10].
Уловив важность феномена связности, сформулированного военными,  мы посчитали, что понятие «связности целей» может быть более адекватным и информативным для интерпретации результатов третьего этапа методики Р. Эммонса, чем понятие «степень интеграции целей». «Связность целей», по моему мнению, отражает способность человека оперативно трансформировать свою систему иерархии целей в случае, если возникают какие-либо новые жизненные ситуации. Другими словами, человек в новых ситуациях как бы быстро перенацеливается, выбирая новую ведущую цель из имеющегося у него набора личностно значимых целей, не делая пауз и не прекращая своей жизненной активности. В связи с этим было предположено, что показатель «связности целей» S будет в какой-то степени отражать способность человека к оперативной трансформации  собственной иерархии целей [1].
Вычисленные для каждого респондента показатели целеустремленности и связности были организованы в базу данных и с использованием программы «Statistica» были определены их средние значения, стандартное отклонение, а также нижний и верхний квартили (таблица 1).
В целом использование МИЦС продемонстрировало ее существенные диагностические возможности и информативность в плане прогноза индивидуальных особенностей респондентов. Многие из них отмечали позитивный эффект работы с этой методикой, поскольку она позволяла им осознать и оценить, какие цели и намерения организуют и направляют их повседневную жизнь. В этой связи следует обратить внимание на то, что автор оригинальной версии методики Р. Эммонс (2004), учитывая этот важный психологический момент, разработал на основе процедуры тестирования эффективный тренинг, направленный на осознание клиентами причин собственного поведения и на их коррекцию.

Таблица 1 – Среднее значение целеустремленности и связности целей (в баллах) в выборке жителей сибирского региона (n=150), выполнивших «Методику изучения целей и стремлений» (модифицированный вариант «Пакета оценки личностных стремлений», автор Р. Эммонс)

Показатели Среднее значение Нижний квартиль Верхний квартиль Стандартное отклонение Стандартная ошибка Целеустремленность 19,6 17,8 21,8 3,25 0,29 Связность целей 6,96 4,17 9,83 4,29 0,35

Одним из итогов работы с МИЦС явилась также более четкая дифференциация представлений о целях и стремлениях, по разным механизмам детерминирующих поведение человека. К этой дифференциации подтолкнули и идеи Р. Эммонса. О целях, с моей точки зрения, целесообразно говорить тогда, когда речь идет о попытке достижения человеком какого-либо конкретного результата, который в деталях представлен в его «модели желаемого будущего». Эти детали могут выступать в качестве критериев приближения человека к намеченной цели в процессе его повседневной жизни. В соответствии с теорией функциональных систем П.К. Анохина, чем в большей степени осознаны эти критерии и чем их больше (т.е. чем более богата деталями модель будущего), тем эффективнее функционирует обратная связь от промежуточных (этапных) результатов, достигнутых человеком в процессе его активности. В свою очередь, эта обратная связь, как известно, необходима для контроля и коррекции программы последующего поведения, направленного на достижение успеха в будущем. Таким образом, понятие «цель» в моем представлении оказывается тесно связанным с понятием «критерии обратной связи». Их наличие обеспечивает высокую вероятность получения требуемого конкретного результата.
В отличие от этого, стремления направляют поведение человека, формулируясь в очень абстрактных понятиях (например, «Быть в мире с собой», «Быть в единстве со вселенной» и т.п.), ориентируясь на которые человек может понимать, что он за свою жизнь никогда не сможет достичь желаемого. Как пишет Р. Эммонс, «стремления сформулированы в терминах того, что человек «пытается» делать, неза¬висимо от того, достигает ли он в этом успеха… Личные стремления могут мыслиться как каче¬ства высшего уровня абстрактности, которые объединяют множество целей, функционально эквивалентных для индивида. Личное стремление — это обобщающий конструкт, объединяющий фенотипически различные цели или действия вокруг общего качества или темы. Каждое данное стремление может быть реализовано различными способами и удовлетворено посредством достижения любого числа конкретных целей. Стремления служат организующими принципами мотивации, которые придают согласованность и по¬следовательность каждодневному преследованию целей. Личные стремления составляют важный источник смысла, поскольку жизнь людей строится вокруг того, что они пытаются достичь».
Следует обратить внимание на то, что личностные стремления не подразумевают построение подробной модели желаемого будущего и, соответственно, человек, который ими руководствуется, не имеет четких критериев для оценки результативности своей повседневной жизни и коррекции программы собственного поведения. То есть понятие «стремление» оказывается специфичным в силу его высокой абстрактности и трудности организации обратной связи в системе регуляции поведением. Такая специфика даже может создавать психологические проблемы человеку. Об этом, в частности, свидетельствуют результаты исследований Р. Эммонса (2004), в ходе которых на выборке американских жителей показано, что при наличии у человека большого количества высших стремлений есть опасность развития у него психических расстройств. Р. Эммонс объясняет эту опасность тем, что человеку, имеющему высшие стремления, на фоне отсутствия четких критериев бывает трудно оценить степень «правильности» собственного поведения, что, в свою очередь, может инициировать у него рост психоэмоционального напряжения.
Таким образом, при проведении качественного анализа результатов использования МИЛС имеет смысл отдельно учитывать сформулированные респондентами цели и стремления (или, соответственно, конкретные цели и абстрактные цели), поскольку они «включают» разные механизмы саморегуляции поведения.
В данной статье результаты качественного анализа не представлены, поскольку основное внимание было сосредоточено на изучении связей между показателями целеустремленности и связности целей человека, с одной стороны, и различными показателями, характеризующими его структуру индивидуальности, с другой стороны. Для этого из общей выборки респондентов были сформированы две группы респондентов с минимальной и максимальной целеустремленностью, а также две группы с минимальной и максимальной степенью связности целей (в каждой группе по 35 человек), критериями образования которых послужили значения нижнего и верхнего квартилей показателей целеустремленности и связности.
Проведенный дисперсионный анализ (метод ANOVA-MANOVA) не выявил значимых межгрупповых различий в темпераментных и личностных свойствах респондентов, диагностируемых, соответственно, с помощью Опросника формально-динамических свойств индивидуальности (автор В.М. Русалов) и личностного опросника Р. Кеттелла (компьютерная версия Агентства гуманитарных технологий, г. Москва). Этот факт свидетельствует в пользу того, что целеустремленность и связность целей человека лишь в малой степени зависят от его свойств нижних уровней структуры индивидуальности (конституциональных особенностей). Не отличались анализируемые группы и интеллектуальными способностями, которые оценивались с помощью интеллектуального Краткого отборочного теста и методики «Анаграммы».
Вместе с тем, анализируемые группы респондентов различались по степени выраженности психической ригидности, изучаемой с использованием трех субшкал Томского опросника ригидности (автор Г.В. Залевский). Субшкала «актуальной ригидности» отражает неспособность изменить мнение, отношение, установку, мотивы, модус переживания в текущее время. Субшкала «сензитивной ригидности» отражает эмоциональную реакцию человека на изменения в форме страха перед новым. Субшкала «установочной ригидности» отражает личностный уровень проявления психической ригидности, выраженный в установке на принятие–непринятие нового, необходимости изменения самого себя – самооценки, уровня притязаний, системы ценностей, привычек и т.п. Можно было опасаться того, что респонденты, отличающиеся высокой целеустремленностью и связностью целей, окажутся более ригидными и неспособными динамично изменяться в новых жизненных ситуациях. Однако это опасение не нашло своего экспериментального подтверждения.
Напротив, в ходе дисперсионного анализа было установлено, что лицам с высокой целеустремленностью были свойственны более низкие значения актуальной и сензитивной ригидности (в среднем 23,6 балла и 24,8 балла, соответственно), чем респондентам, входящим в состав группы с низкой целеустремленностью (в среднем 31,1 балла и 32,5 баллов; межгрупповые различия достоверны с p=0,006 и p=0,018, соответственно). Похожим образом различались между собой и группы, различающиеся связностью целей (см. рис. 1 и 2). Следовательно, можно утверждать, что высокая целеустремленность человека и наличие высокой степени связности его целей не сопровождаются ригидизацией его личности и оставляют ему возможность быть личностно гибким в новых жизненных обстоятельствах.
Кроме того, как оказалось, респонденты с высокой связностью целей характеризовались к тому же и низкой установочной ригидностью (в среднем 16,4 балла) в отличие от лиц с низкой связностью целей (в среднем 22,7 баллов; p=0,0005). Данный факт представляется особо важным, поскольку указывает на то, что высокая степень связности целей у человека не является препятствием для изменения его установок в мышлении и поведении.
Важно отметить, что выявленные межгрупповые различия относительно психической ригидности, по моему мнению, свидетельствуют в пользу правильности выбора термина «связность» для описания индивидуальной системы целей. Действительно, получается, что чем выше эта связность, тем степень выраженности гибкости в структуре индивидуальности значительнее. Следовательно, учитывая все то, что известно о феномене гибкости [3, 4, 5, 6], можно ожидать, что при изменении жизненных обстоятельств человек, характеризующийся высокой связностью целей, будет способен оперативно реагировать на эти изменения. Более того, сочетание у человека высокой целеустремленности с личностной гибкостью может во много раз усилить вероятность его совладания со многими вновь возникающими проблемами. Заметим, что такая точка зрения совпадает с мнением американских психологов N. Cantor и J. Kihlstrom, которые утверждают, что такие познавательные структуры как способность к различению, гибкость и цели способствуют решению человеком задач в контекстах повседневной жизни [цит. по: 13].
Важные различия между группами, образованными из респондентов с высокими и низкими значениями целеустремленности и связности целей, были выявлены на высоких уровнях структуры индивидуальности при изучении базисных убеждений, смысложизненных ориентаций и субъективной удовлетворенности.
Оценка системы убеждений у представителей анализируемых групп осуществлялась с помощью Шкалы базисных убеждений, разработанной американским психологом Р. Янов-Бульман для оценки психологической безопасности [11]. По ее мнению, здоровое чувство безопасно¬сти является одним из базовых ощущений нормального человека. Это ощущение, в свою очередь, основано на трех категориях базисных убеждений, состав¬ляющих ядро субъективного мира. К ним относятся: 1) вера в то, что в мире больше добра, чем зла. В эту категорию вхо¬дит отношение к окружающему миру вообще и отношение к людям; 2) убеждение в том, что мир полон смысла. Обычно люди склонны верить, что события происходят не случайно, а контролируются и подчиняются законам справедливости; 3) убеждение в ценности собственного «Я». Здесь основное значение имеют три аспекта: «Я хороший человек» (самоценность), «Я правильно себя веду» (контроль) и оценка собственной удачливости.
Некоторые психологи обращают внимание на связь между переживанием человеком психологической безопасности и вероятностью достижения им жизненных целей, защищенно-стью интересов, позиций, идеалов и ценностей, с которыми он отождествляет свою жизнь. Кроме того, важным представлением о психологической безопасности является ее понимание как одной из ведущих детерминант личностного развития [2, 9].
Как было установлено, в группе, участники которой отличались максимальной целеустремленностью, средний уровень выраженности практически всех базисных убеждений был выше, чем в группе респондентов с минимальной целеустремленностью (рис. 1). meform.info При этом статистически значимые различия наблюдались относительно субшкал «Доброта людей» (p=0,043), «Степень везения» (р=0,049), «Контролируемость мира» (р=0,012) и «Степень самоконтроля» (р=0,027). Значимых различий по показателям Шкалы базисных убеждений между группами респондентов с минимальной и максимальной связностью целей не наблюдалось.
Выявленные факты подтверждают точку зрения, согласно которой важным условием проявления целеустремленности у человека может быть переживание им чувства психологической безопасности. Убежденность в позитивной природе других людей и в собственной везучести, а также в том, что он способен эффективно осуществлять контроль жизненных событий и своего поведения, очевидно, делает его более смелым в отношении построения планов на будущее. Если это действительно так, то, обеспечивая психологически безопасные условия развития и способствуя психолого-педагогическими средствами формированию позитивных базисных убеждений, можно содействовать становлению целеустремленной личности.
Существенные межгрупповые различия были обнаружены при анализе особенностей смысловой сферы, которая изучалась у респондентов с помощью теста Смысложизненных ориентаций (СЖО, автор Д.А. Леонтьев). Субшкалы этого теста позволяют оценить степень переживания человеком осмысленности жизни, наличие у него целей, его субъективную удовлетворенность прошлым и настоящим, степень веры в свои силы контролировать события собственной жизни, его убежденность в том, что человеку дано контролировать свою жизнь.
Как оказалось, целеустремленные лица характеризовались достоверно более высокими средними значениями всех субшкал этого теста, по сравнению с показателями респондентов с минимальной целеустремленностью (рис. 4). При этом суммарный показатель осмысленности жизни составил в среднем 112,7 балла в группе респондентов с высокой целеустремленностью и 100,2 балла в группе с низкой целеустремленностью (различия достоверны с p=0,0002).
Та же тенденция в различиях, но в меньшей степени обнаруживалась и между группами, различающимися по критерию связности целей (рис. 5). Суммарный показатель осмысленности жизни составил в среднем 112,5 баллов в группе респондентов с высокой связностью и 105,4 балла в группе с низкой связностью (различия достоверны с p=0,035).
Выявленные различия, по моему мнению, подтверждают идею о том, что наличие целей и стремлений у человека и его целеустремленность способствуют насыщению жизни смыслами и появлению чувства удовлетворенности от собственной жизни. Как пишет Р. Эммонс (2004), личные стремления составляют важный источник смысла, поскольку жизнь людей строится вокруг того, что они пытаются достичь. При этом он ссылается на психолога Клингера, показавшего, что конструкт «смысл» не имеет смы¬сла помимо личных целей и замыслов.
Полученные результаты свидетельствуют также о том, что одним из важных условий переживания человеком осмысленности жизни может являться высокая степень связности его целей и стремлений.
Важно отметить, что анализируемые группы респондентов, образованные и по критерию целеустремленности и по критерию связности целей, различались по средним значениям субшкал «локус-Я» и «локус-Жизнь» теста СЖО (рис. 4 и 5). Это, очевидно, означает, что убежденность человека в том, что он сильная личность и его убежденность в том, что ему дано контролировать свою жизнь могут актуализировать его потребность в планировании желаемого будущего и обеспечивать высокую связность его целей и стремлений.
Следует обратить внимание на имеющуюся связь между субшкалой «наличие целей» теста СЖО, с одной стороны, и показателями целеустремленности и связности целей, с другой стороны (рис. 4 и 5). Эта связь подчеркивает, что субшкала «наличие целей» кроме самого факта существования целей, имеющих для человека особый смысл, отражает и его целеустремленность, а также связность его целей и стремлений.
Подводя окончательный итог, можно, очевидно, утверждать, что целеустремленность и связность целей человека практически не зависят от его формально-динамических свойств и личностных черт. Другими словами, любой человек при желании способен планировать собственное будущее, устремляясь к личностно значимым целям. Однако его способность формулировать их, судя по полученным данным, определяется его убежденностью в позитивной природе других людей. Высокая степень доверия к ним, очевидно, может выступать в качестве фактора, способствующего проявлению личностной смелости при определении желаемого будущего и устремленности к нему. Кроме того, целеустремленность, как следует из полученных результатов, зависит от убежденности человека в собственной силе и в везучести, от его способности осуществлять самоконтроль, а также от его убежденности в том, что ему дана возможность контролировать жизненные события. В свою очередь, высокая целеустремленность человека оказывается связанной с наличием у него чувства смысла жизни и с переживанием субъективной удовлетворенности собственной жизнью. Важно, что целеустремленный человек, как показывают результаты проведенного исследования, демонстрирует низкую актуальную и сензитивную ригидность, то есть оказывается готовым к «принятию» новых жизненных ситуаций и новых людей, демонстрируя широкий спектр эмоционального реагирования на все новое.
В качестве интересного психологического конструкта предстал личностный параметр «связности целей и стремлений». С его высокими значениями отрицательно коррелировала не только актуальная и сензитивная ригидность, но и установочная ригидность. Это свидетельствует в пользу того, что связность целей и стремлений, очевидно, может рассматриваться как важное условие личностной готовности к изменениям ментальных установок, системы ценностей и привычек. Люди, отличающиеся высокой связностью целей и стремлений, вероятно, обладают высокой способностью к эффективной самоорганизации своего повседневного поведения за счет личностной гибкости и оперативности перекомбинации системы актуальных жизненных целей в ответ на происходящие вокруг них события. Кроме того, высокая степень связности целей и стремлений, как показывают выявленные межгрупповые различия, сопровождается высокой оценкой человеком силы собственного Я и наличием у него убежденности в возможности контролировать жизненные события.
В связи с этим представляется очевидным, что параметр «связности целей и стремлений» может быть включен в структуру личностного потенциала, представления о котором разрабатываются группой исследователей под руководством Д.А. Леонтьева [8].
Опыт использования «Методики изучения целей и стремлений» позволяет сделать заключение о том, что она обладает хорошим психодиагностическим потенциалом и может быть использована в исследованиях, направленных на изучение мотивации, планирования человеком своего будущего и самоорганизации повседневного поведения.

Литература:

1. Богомаз С.А. Психологические особенности молодых людей, отличающихся высокой целеустремленностью и связностью целей // Материалы IV Всероссийского съезда РПО. 18-21 сентября 2007 года: В 3-х т. – Москва – Ростов-на-Дону: Изд-во «КРЕДО», 2007 г. – С. 153.
2. Богомаз С.А. Психологическая безопасность и искажение реальности в контексте проблем личностного развития // Теоретические и прикладные аспекты психологии развития: проблемы, решения, перспективы: сборник научных трудов / под ред. И.С. Морозовой; ГОУ ВПО «Кемеровский государственный университет». – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2007. – С. 125-130.
3. Богомаз С.А., Левицкая Т.Е. К проблеме изучения гибкости мышления как личностного ресурса психического здоровья школьников // Сибирский психол. журн. – 2002. – Вып. 16-17.- С. 45-51.
4. Богомаз С.А., Левицкая Т.Е. Гибкость реагирования учащихся в условиях психофизиологического эксперимента как диагностический показатель их функционального состояния // Сибирский психол. журн. – 2003. – Вып. 18.- С. 121-126.
5. Залевский Г.В. Фиксированные формы поведения в индивидуальных и групповых системах (в культуре, образовании, науке, норме и патологии).- М.; Томск: ТГУ, 2004.- 460 с.
6. Левицкая Т.Е., Богомаз С.А. Предпочтения в выборе копинг-стратегий у лиц с высоким уровнем гибкости // Сибирский психол.журнал. – 2008. – Вып. 27. – С. 31-36.
7. Леонтьев Д.А. Тест cмысложизненных ориентаций (СЖО). – М.: “СМЫСЛ”, 1992. – 16 c.
8. Леонтьев Д.А., Мандрикова Е.Ю., Осин Е.Н., Плотникова А.В., Рассказова Е.И. Опыт структурной диагностики личностного потенциала // Психологическая диагностика, 2007. – № 1. – С. 8-31.
9. Лызь Н.А. Модельные представления о безопасной личности // Известия ТРТУ, 2005. – Вып. 7 (51). – С. 21-25.
10. Переслегин С. Связность социальных систем как мера развития инновационных процессов // электронный ресурс: http://gtmarket.ru/labora>toryexpertize/gtmarket/2>006521
11. Практикум по психодиагностике и исследованию толерантности личности. Под ред. Г.У.Солдатовой, Л.А. Шайгеровой. М.: МГУ им. М.В.Ломоносова, 2003. – 112 с.
12. Русалов В.М. Опросник формально-динамических свойств индивидуальности: Методическое пособие.- М: ИП РАН, 1997.— 50 с.
13. Эммонс Р. Психология высших устремлений: мотивация и духовность личности / Пер. с англ.; Под ред. Д.А. Леонтьева. – М.: Смысл, 2004.- 416 с.

Автор: Богомаз С.А. Целеустремленность и связность целей в структуре индивидуальности // Сибирский психол.журнал. – 2008. – Вып. 30. – С. 56-63.

Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ №06-08-00172а

Категория: Новости | Просмотров: 301 | Добавил: muchand | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
«  Июнь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz